IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в эту темуОткрыть новую тему
> РУССКИЕ И УКРАИНЦЫ: ГОЛОДОМОР, 1917-1934
Поделиться
efan81
сообщение 18.2.2015, 15:42
Сообщение #1


Профессионал
*******

Группа: Глоб. Модератор
Сообщений: 1251
Регистрация: 18.12.2008
Вставить ник
Цитата
Пользователь №: 683
Страна: Россия
Город: Не указан
Пол: Муж.



Репутация: 9


Очень сложная тема... и она будет разбита на несколько мегапостов. По частям я и буду предлагать их на обсуждение, ибо аграрная ловушка, царившая, вплоть до 1934-го года охватывала абсолютно всех! И украинский парубок из украинского села и русский парень из тамбовской деревни тут находилдись в АБСОЛЮТНО ОДИНАКОВОМ ПОЛОЖЕНИИ!

Ремарка - в основу этих постов положен очень сложный и интересный источник - капитальнейший труд Елены Прудниковой "Технология невозможного: битва за хлеб!" несмотря на такое маркетинговое название, книга не стала особо популярной, что и понятно! Сама Прудникова признавала, что это её самый сложный и самый тяжёлый труд за всю её жизнь историка-исследователя. С нижеследующими моими топикстартерными постами дело сложнее: я брал из её книги, а прочитать её полностью можете сами - http://bookre.org/reader?file=380526

но перерабытвал их старался максимально сократить и упростить, свести до формата форумного поста, но при этом не потерять смысл....

Я старался изложить капитальнейший научный труд так, как сам его понял... если хотите - давайте обсудим... hi.gif

Итак...
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
efan81
сообщение 18.2.2015, 15:46
Сообщение #2


Профессионал
*******

Группа: Глоб. Модератор
Сообщений: 1251
Регистрация: 18.12.2008
Вставить ник
Цитата
Пользователь №: 683
Страна: Россия
Город: Не указан
Пол: Муж.



Репутация: 9


И ВЕЧНЫЙ БОЙ......

Нет более заидеологизированной и затабуированной темы в истории «РУССКИЕ И УКРАИНЦЫ…» чем пресловутый Голодомор. В РФ до сих пор царствует либеральная историческая школа, и поэтому исследовать события «Голодомора» - ну неэтично, ибо согласно позициям этой псевдоисторической секты, звери-коммуняки извели по всем республикам СССР трудолюбивых крестьян-кулаков, ибо хотели они, чтобы в деревне были только бухающие люмпены.
Украинцы же – сторонники проекта «Украина – не Россия» сделали из него своеобразный фетиш… После Майдана-1.0 на Украине машина государственной пропаганды вовсю раскрутилась на голоде 1932-1933 годов. Апофеозом всей этой шумихи стал законопроект о признании голода 30-х геноцидом против украинского народа. С тех пор каждый ноябрь на государственном уровне проходят мероприятия, посвященные «голодомору». Суть концепции голодомора, созданной украинскими пропагандистами, выглядит в общих чертах так: русские большевики изначально ненавидели свободолюбивый, антикоммунистически настроенный украинский народ и решили в 1932 году уничтожить всех украинцев, организовав искусственный голод. А отобранное у украинских крестьян зерно Москва продала за границу.

Чтобы понять, что же произошло в 1932-1933 годах, нужно вернуться в начало страшного и великого ХХ века и разобраться в АГРАРНОМ ВОПРОСЕ Российской Империи, так как именно там кроются причины всех последующих событий….
Если вы даже наискось пробежитесь по аграрному вопросу в Российской Империи, то увидите, что главный крик и вой стоит только по одному «затыку» — нехватке земли. О ней кричат политические партии, крестьянские съезды, солдатские комитеты. Окинув взором карту нашей Родины, от таких заявлений впору оторопеть.
Проблема российского аграрного сектора начала ХХ века – и украинского, соответственно тоже! - была не в НЕХВАТКЕ земли, а в РАЗМЕРЕ ХОЗЯЙСТВА! Земля делилась в крестьянской общине «по справедливости» — каждому мужчине в семье, независимо от возраста, давались равные наделы. Россия была страной даже не мелкого, но мельчайшего аграрного хозяйства. А такое хозяйство малопродуктивно. И чем меньше земля родит, тем более беспощадно ее эксплуатируют. До 1917-го года более 70 процентов товарного хлеба давали крупные хозяйства, использующие труд наемных работников. В 1913 году в них было занято 4,5 млн. человек. Остальные 30% товарного хлеба давали крупные крестьянские и казачьи хозяйства. Прочая деревня в лучшем случае кормила только себя.
В отличие, скажем, от рабочих положение крестьян со временем не улучшалось, а ухудшалось — по причине стремительно растущей численности сельского населения и столь же стремительного ухудшения качества земли. И это лишь глубже вгонял сельское хозяйство в тупик, из которого начинало вонять уже откровенно могильным душком.
Попыткой спасти российскую экономику стала столыпинская реформа. Её закономерный провал гарантировался всего одной проблемой - куда девать излишек сельского населения при слабой промышленности и отсутствии колоний?
Америку и Австралию попытались заменить местным аналогом — Сибирью. История и результаты переселенчества слишком хорошо нам, сибирякам, известны. Сия затея обогатила русское общество полумиллионом озлобленных маргиналов, экономического же толку не вышло никакого. На селе проживало от 20 до 32 миллионов «лишнего» населения. Чтобы столыпинская реформа удалась, всех этих людей надо было куда-то девать. Поскольку девать их было некуда, то для спасения российской экономики в рамках мировой капиталистической системы эти 26 миллионов человек должны были как-то помереть. Как? Способ истребления сельского населения в России известен и чрезвычайно прост — голод. Крестьяне не были дураками – они мгновенно сообразили, что после революции 1905-го года Российская империя стала «ликвидировать их, как класс», и большевики тут были совершенно не при чём. Отношения основной массы сельского населения и власти приобрели характер если не войны — война еще вспыхнет, то некоего ига, вроде татарского. Именно изменением восприятия власти — уже не как бедствия, а как врага — можно объяснить резкую ненависть крестьянства к «птенцам столыпинской реформы» — выделившимся из общины крестьянам-собственникам. Что касается экономики, то столыпинская реформа действительно помогла появлению на селе некоторого количества крепких хозяйств, но на положение основной массы сельского населения она не повлияла никак.
Возможно, если бы столыпинская реформа была проведена в 1861-м году, какой-то положительный результат мог получиться. Россия не стала бы промышленным государством, но из нее вышла бы крепкая аграрная страна. Однако что толку в частице «бы»? Реформы были такими, какими они были. Столыпинская реформа разветвила «линии ненависти». Раньше та проходила между деревней и поместьем, а теперь ещё и переместилась внутрь деревни. По одну ее сторону стояли бедняки, по другую — их разбогатевшие на реформе односельчане, которых впоследствии стали называть кулаками.

Так кто же он такой — кулак? Сегодня в головы наших оболваненных граждан вбито утверждение, что кулаки – это трудяги, опора и надёжа земли русской, которых и извели звери-большевики, ибо милы им были в деревне алкаши и бичи.
Богатый, крепкий, зажиточный крестьянин – мечта нашей беспомощной чеканутой интеллигенции! Такие, безусловно, существовали — должны же были нищие односельчане у кого-то батрачить, когда не стало помещиков. Но почему тогда возникла такая лютейшая ненависть крестьян к кулакам? А на том, что кулаками были главным образом крестьяне, оторвавшиеся от земли и промышлявшие ростовщичеством и торговлей.
Легко сообразить, кем был кулак к началу XX века. Естественно, каждый хозяин сам хлебом торговать не станет. В деревне просто обязаны были существовать мелкие перекупщики, которые скупали хлеб у односельчан и продавали более крупным оптовикам. Заодно, как люди торговые, они наверняка и держали лавку — должна же в селе существовать лавка, так кому ею и владеть, если не кулаку-перекупщику. Ну и надо быть уже полным дураком, чтобы в таком положении не давать односельчанам деньги в долг — естественно, под проценты....
Таковы они – предвоенные реалии той «России, которую мы потеряли». Девять десятых населения Российской империи составляли крестьяне. Из них три четверти — бедняки. Треть — безлошадные. Земля не родит. Две трети детей умирают во младенчестве. Зимой в избе семья — полтора десятка человек, теленок, козы, птица, и все — дышат! И книг про это великая русская литература не оставила. Недосуг ей было, великой литературе, она рассуждала о слезе ребенка....

На объявление демократии в феврале 1917-го русская деревня отреагировала мгновенно: за какие-то несколько недель, в точности как в 1905 году, прежние органы власти были сметены и заменены новыми. Вот только теперь это происходило по всей стране и не могло быть прихлопнуто, как в ту, первую революцию, поскольку власть не имела в своем распоряжении вооруженных карательных сил для такого прихлопывания. Назывались эти органы власти по-разному: комитеты, союзы, советы и пр. Комитеты практически сразу стали считать себя основной властью на местах и принялись требовать аграрную реформу. Их позиция, за небольшими исключениями, одинакова по всей стране: конфискация всех помещичьих, удельных, церковных земель безо всякого выкупа. Во многих местах требовали включить сюда и участки богатых крестьян-кулаков, а также порожденных столыпинской реформой земельных спекулянтов.
Что любопытно: ни одна политическая сила не имела влияния на исполнительные комитеты. Даже эсеров, «крестьянскую» партию, слушали ровно в той степени, в какой они говорили то, что хотели слышать сами мужики. Единственно, в чем преуспели политики той весной, — это кое-как уговорить крестьянские массы подождать Учредительного Собрания.
Согласиться-то они вроде бы согласились, однако ждать оказалось уже невмоготу — сеять пора! Комитеты перешли пока к промежуточным мерам. Земли еще не конфисковывались, а принудительно забирались в аренду на условиях комитетов.... И тут грянул Первый Всероссийский съезд крестьянских депутатов....

Проходил он с 4 по 28 мая 1917-го года. Съезд сразу выразил Временному правительству доверие по политическим вопросам, и даже поддержал в вопросе о войне. А затем разгорелись дебаты о земле! Шли они 10 дней и завершились решением, в котором эсеры, сами себя перехитрили. Они позиционировали свою партию в качестве крестьянской, но при этом не хотели идти и против правительства, в котором заседали их представители. Поэтому, не решив принципиально вопроса о собственности, они все же приговорили, что вся земля передается в ведение земельных комитетов.
Всю эту информацию делегаты привезли домой. А на местах к тому времени демократию понимали буквально и на распоряжения властей просто «клали с прибором», продолжая «ползучий» захват помещичьих земель.... А потом вдруг...
.... ЧТО-ТО ПРОИЗОШЛО!

Во второй половине лета 1917-го начались многочисленные захваты и погромы помещичьих имений. Причём тотально и массово по всем регионам распадающейся РИ! От чего? И тут нельзя упускать деятельность еще одной организации. Называлась она «Союз земельных собственников и сельских хозяев». (ВСЗС). Большинство участников съезда составляли крестьяне-хуторяне, имевшие по несколько десятков десятин земли в частной собственности и поневоле оказавшиеся по одну сторону баррикады с помещиками, ибо на их землю также покушались местные крестьянские комитеты.
В начале июля собрался второй съезд ВСЗС. Крестьяне требовали отчуждения помещичьих земель, а помещики отстаивали незыблемость своих владений. В конце концов, кое-как договорились: помещики кинули мужикам кусок в виде права на отчуждение необрабатываемых и арендуемых крестьянами земель. Эта позиция лишала их изрядной доли дохода, но по этому вопросу с мужиками спорить не стоило — можно было потерять всё. Зато по другому решению разногласий не возникло: КТО ПОЛУЧИТ ЭТУ ЗЕМЛЮ? Съезд решил, что наделяться землей должны ТОЛЬКО ТЕ крестьяне, которые ведут частное хозяйство, и участки передаются им в собственность с правом наследования! То есть собственники договорились между собой, а общинникам не светило вообще ничего.
После этого надеяться на мир в деревне было смешно!
С середины лета 1917-го года на местах начались прямые захваты, очень скоро естественным образом перешедшие в крестьянскую войну — поджоги, разгромы имений, убийства. Правительство попыталось, по рецепту 1905 года, применить против восставших военную силу. Однако, чтобы применить эту силу, её надо иметь. Армия набиралась из той же крестьянской бедноты, солдаты отказывались стрелять в народ, а часто и переходили на сторону восставших. Временный Совет республики (был такой орган у партии эсеров на случай аварийного перехвата власти) в ультимативном порядке потребовал от Временного правительства немедленного решения вопроса о мире и передачи земель земельным комитетам. По сути, это был вотум недоверия Временному правительству, который Керенский тут же послал по известному адресу!
Один недостаток имелся у данного решительного проекта: он был выдвинут 24 октября 1917 года. Согласитесь, немножко поздновато: к тому времени ДРУГАЯ СИЛА заявила о намерении взять власть к завтрашнему дню…

….И вот мы приходим к периоду, когда страной и аграрным вопросом занимались люди, на которых сейчас принято вешать всех собак!
Самая большая ошибка — касающаяся и Голодомора в том числе! - это судить о большевиках по тому, что они говорили. Говорить они могли все, что угодно, но советское правительство никогда в угоду теоретическим воззрениям не пёрло поперёк логики событий, проявляя просто потрясающий здравый смысл.
Стояла осень семнадцатого года, и ситуация предполагала простой выбор: либо коммунисты узаконят своим решением уже вовсю идущие захваты земель, либо попытаются им противостоять — со всеми вытекающими отсюда печальными последствиями. Но зачем противостоять? Права помещиков, Церкви и императорской фамилии коммунистов абсолютно не волновали, а повсеместный переход на совхозы в 1918 году они не планировали. Им было легко сделать выбор, которого на самом-то деле и не существовало. И деревня ответила им мандатом доверия.
Работа II съезда Советов увенчалась долгожданным союзом большевиков с левыми эсерами и публикацией сенсационных документов – «Декрета о мире» и «Декрета о земле»...

После «Декрета о земле», отражавшего сокровенные чаяния крестьянства, началось прямое разграбление крупных и сильных хозяйств. Ни к чему хорошему это привести не могло. Забегая вперёд, можно сказать, что вышло так, как и должно было, — то есть совсем плохо. К началу 1919 года в европейской России было распределено более 17 млн. дес. земли. Миллион безземельных крестьян получили наделы. Число хозяйств, имеющих до 2 дес. посева, возросло с 6 до 8–9 млн., составив 43 % хозяйств. Немного (на 10 %) увеличилась группа хозяйств, имеющих 2–4 дес, количество более крупных — уменьшилось, а хозяйства, засевавшие свыше 10 дес, почти исчезли. Таким образом, был достигнут крестьянский идеал и практически полностью разгромлен аграрный сектор.
Кроме того, что мелкие хозяйства малопродуктивны сами по себе, они были ещё и очень слабыми. Для успешного хозяйствования мало получить саму землю. Надо иметь еще и рабочий скот, инвентарь, фураж, семенное зерно. Все это было реквизировано у помещиков одновременно с землей, однако скота, инвентаря, которых хватало для эффективно организованного крупного хозяйства, оказалось безнадежно мало при прямом дележе между крестьянами, да еще и бескормица 1917 года смертной косой прошлась по конюшням.
В итоге, несмотря на все переделы, инвентаря и рабочего скота не имела треть хозяйств. В результате «Декрета о земле» сельское хозяйство страны сразу по пояс ухнуло в трясину.
Однако выбора, как уже говорилось, у большевиков не было. Не пойди они на поводу у крестьян, слабую советскую власть снесли бы, даже не заметив, что там что-то было, а землю все равно поделили. Слишком долго об этом мечтали…

…И вот мы подходим к ещё одному мифу Голодомора, что де «власть коммунистов обманула крестьян»! Нет! Ни фига она не обманула! Крестьянам обещали землю — землю крестьяне получили, тут все было по-честному. Но потом интересы деревни — растить хлеб, продавать его и богатеть — столкнулись с интересами государственной власти — прокормить все население, а не только сельское, и выиграть войну. Власть имела право рассчитывать не только на лояльность, но и на помощь крестьян в трудное для страны военное время. А деревня, получив землю, была совершенно не склонна расплачиваться с правительством. И вопрос тут не такой однозначный. Ибо землю получили одни — и в ответ поддержали Советскую власть, как избирательным голосом, так и винтовкой. Вот только хлебом поддержать ее не могли, поскольку имели хлеб и прятали его другие…

Разборки с деревней из-за хлеба начались ещё в 1915 году. К началу Первой мировой войны государственные резервы зерна в России составили около 900 млн. пудов. Примерно столько товарного хлеба она ежегодно поставляла на мировой и внутренний рынок в последние предвоенные годы. Обычно товарный хлеб составлял в России 20–25 % от общего сбора зерна. Кроме того, с началом войны неизбежно резко снижался экспорт хлеба и весь он должен был пойти на внутренний рынок — а экспорт в то время составлял около половины товарного зерна. Так что хлеба хватало… должно было хватить — на бумаге.
Кроме абсолютных показателей, существовал еще и экономический механизм по имени «рынок». Зерно — не молоко и не газета, оно не ограничено коротким сроком реализации и вполне может годами лежать в закромах, ожидая своего часа. Сей скорбный факт выяснился уже в 1915 году и принял катастрофические размеры в 1916-м. В этом году урожай был 3,8 млрд. пудов зерна. Допустим, товарный хлеб составляет четверть от производимого — около 950 млн. пудов. Довоенные потребности внутреннего рынка были около 500 млн. Даже если учесть увеличение потребления хлеба, связанное с питанием армии, зерна все равно хватало с избытком. По расчетам. На самом же деле Россия столкнулась с продовольственной проблемой уже в 1915 году, ибо производители НЕ ХОТЕЛИ продавать хлеб. У них была вполне уважительная причина: царское правительство так и не смогло навести порядок в ценах. В связи с войной обесценились деньги и резко подорожали промышленные товары — и зачем, спрашивается, продавать зерно, если на вырученные деньги ничего нельзя купить?
23 сентября 1916 года в связи с катастрофическим продовольственным положением была введена продразверстка и установлены твердые цены на хлеб. Естественно, хлебозаготовки правительство провалило — мало-мальски справные производители хлеб прятали до лучших времен. Но ведь и 1915-й, и 1916 годы были урожайными. Куда же девался хлеб? А никуда он не девался! Накапливался он. Лежал и ждал хорошей цены — частично в крестьянских закромах, а большей частью в кулацких и помещичьих амбарах, куда вскоре ляжет и урожай семнадцатого года, да на складах перекупщиков.

Едва придя к власти, Временное правительство… ну конечно же, объявило, что? Правильно! ПРОДРАЗВЁСТКУ! Да-да! ТУ САМУЮ! Большевиков ещё и рядом не стояло… Как вы думаете, был толк от этих постановлений? Правильно! Нет! Держатели хлеба зерна все равно не давали. Требования "слабодного христьянства" были простыми — никаких хлебозаготовок, только свободная торговля!
Вот только свободная торговля в условиях, когда промышленного производства практически не существует, а деньги являются просто разрисованной бумажкой, очень быстро приводят к простому товарообмену. Дальнейшую «перестроечную экономику» спрогнозировать нетрудно. Прямой товарообмен продолжится до тех пор, пока в городах будут сохраняться хоть какие-то остатки прежней роскоши. А что потом? Торговец так и станет сидеть на своем хлебе? Ага, конечно! Мы же не одни на планете! Выход предельно простой: хлебные торговцы найдут покупателей — если не в стране, так за её пределами. И до революции русское зерно уходило за границу, при том что население голодало. Сейчас оно ушло бы туда при том, что население бы умирало с голоду.
Заготовка хлеба 1917 года столкнулась еще с одной проблемой. Речь идет об изменении структуры сельского хозяйства. Мы помним, что большая часть товарного хлеба производилась в крупных хозяйствах. Его непросто было взять, но этот хлеб по крайней мере имелся в наличии. Однако летом 1917 года эти хозяйства начали исчезать с лица земли. В документах Временного правительства названы основные держатели хлеба: помещики, торговцы, банки. Кулаки и тем более крестьяне среди них не числятся. Однако уже к 1918 году ситуация изменилась. Помещиков больше не было, запасы торговцев и банков реквизированы или разграблены. Земля роздана крестьянам, но теперь те же крестьяне должны стать поставщиками продовольствия для страны. К чему они никоим образом не были готовы. И советское правительство, едва приняв страну, столкнулось с совершенно идиотской ситуацией: кроме населения городов надо было ещё и прокормить сельское население. А если оно хотело хоть как-то на будущее ослабить это бремя, надлежало позаботиться ещё и о скоте, инвентаре и семенном фонде для массы маломощных хозяйств.
Абсурд российского аграрного сектора в критической ситуации обернулся полным маразмом. И этот маразм этот крепчал день ото дня…..

Поначалу большевики все же пытались управлять как нормальное, цивилизованное правительство. Едва придя к власти, они подтвердили введённую ещё Временным правительством хлебную монополию — закупку зерна на селе по твердым ценам, запрещение его свободной продажи. И в полном соответствии с лозунгами возложили реализацию хлебной монополии на власть. В данном случае — на местные Советы. Если бы на село сразу послали продотряды… впрочем, до продотрядов надо было еще дозреть.
Отсутствие твёрдых цен и свобода торговли выгодны были держателям хлеба — кулакам и торговцам. У бедняков интерес прямо противоположный, но зато это самая забитая и необразованная часть сельского населения, да и кулак, имея столь мощный рычаг влияния на голодных односельчан, как мешки в амбарах, своего добьется. Бедняков удавалось побудить отстаивать свои интересы только после усиленной обработки со стороны продкомиссаров и коммунистов, да и то не всегда. Ну боялись люди! Сегодня советская власть на коне, а завтра она окажется под конём, и тогда всем и всё припомнят…
Государство пыталось получить хлеб в обмен на товары. Это был единственный способ избежать гражданской войны на селе. В апреле 1918-го для расширения товарообмена с деревней Совнарком отпустил Наркомату продовольствия товаров первой необходимости на 1 миллиард 162 миллиона золотых рублей. За эти товары власти рассчитывали получить 230 000 вагонов продовольствия. Однако товарообмен дал лишь 7 % от ожидаемого. Советы не сумели организовать обмен товаров на хлеб. К тому же большая часть товаров попала в руки противников Советской власти, поскольку была направлена в наиболее хлебные районы страны, вскоре захваченные контрреволюционными силами. Полный крах! Оставалось лишь упорно отстаивать хлебную монополию, расплачиваясь давно уже почти ничего не стоящими бумажками....

Впрочем, отмена монополии, производившаяся местными Советами под предлогом того, что после этого хлеб-де появится в продаже, толку не давала никакого. 4-й крестьянский съезд Казанской губернии разрешил вольную продажу хлеба официально, ещё и Совнарком об этом официально уведомив. После этого цены тут же взлетели до небес, в деревнях пуд ржаной муки стоил 70–80 рублей, а на рынке хлеба не было вообще. Все вывозили мешочники и спекулянты, ставшие настоящим бедствием...

Весной, на пике голода, началось повсеместное наступление на местную власть. Голодающие крестьяне за ничтожные подачки, а то и просто за обещания достать хлеб переизбирали или разгоняли неугодные Советы, передавали власть в деревне кулакам. Голодные толпы громили органы власти. Обстановка стала катастрофической. Надо было срочно искать выход...

К концу весны 1918-го ситуация был следующей. Для поддержания населения потребляющих губерний хотя бы на голодном пайке требовалось 35 млн. пудов хлеба в месяц. Из деревни удавалось взять 15–20 млн. пудов, а до места назначения доходило около 20% — отчасти из-за низкой пропускной способности железных дорог, отчасти и по причине неописуемого воровства. В конце мая белые захватили основные хлебопроизводящие районы страны, дававшие 85 % товарного хлеба, и стало совсем плохо!
К маю 1918-го большевики начали понимать, что в демократию, кажется, доигрались! Дальнейшее народовластие означало хаос и смерть. Надо было либо самоустраняться и бросать страну на произвол судьбы, либо устанавливать диктатуру и брать хлеб военной силой. Гражданская война на селе началась! Линия фронта этой войны проходила не между коммунистами и крестьянами, как нас теперь пытаются уверить, — крестьянам самим было жрать нечего. Линия фронта проходила между коммунистами и ДЕРЖАТЕЛЯМИ ХЛЕБНЫХ ЗАПАСОВ, кто бы они ни были — кулаки, помещики, торговцы и отчасти середняки... Причиной конфликта являлись ЦЕНЫ — правительство коммунистов проводило хлебную монополию и устанавливало твердые цены, кулаки и торговцы требовали цен вольных, коммерческих, чего государство, во избежание массовой гибели своих граждан от голода, допустить не могло.....
Мощь миллионов крестьян была несоизмерима ни с какой военной силой, которую могло выставить новорожденное государство. Большевики должны были извернуться каким-то совершенно уж невероятным образом, придумать что-то экстраординарное. Большевики – есть большевики: придумали. Им удалось-таки создать механизм — остроумный и достаточно эффективный. Он состоял из трёх составляющих: Наркомпрод, Продармия и комбеды….

…Декретом от 27 мая 1918-го года были приведены к одному знаменателю многочисленные разнокалиберные реквизиционные отряды, бродившие по губерниям. Они стали основой самостоятельных вооружённых сил Наркомпрода. Собственно, ничего необычного в создании продотрядов нет. Как ни называй реквизиционную команду, без нее не обходится ни одна революция и ни одна серьезная война. Необычным стало то, что продотряды, хоть и являлись внешней вынуждающей силой, должны были опираться не на голое насилие — как, например, реквизиционные команды белых армий — и даже не на насилие плюс агитацию. По задумке, дабы избежать эксцессов и грабежа, они должны были работать «точечно» по наводке местных органов. 20 мая 1918-го с докладом о положении Советов в деревне выступил председатель ВЦИК Свердлов. Тогда-то впервые и прозвучал новый курс властей. Свердлов предлагал «разжечь гражданскую войну в деревне», взяв курс на организацию деревенской бедноты, которая «…была бы оком советской власти в деревне, приглядывала за кулаком и не давала сельской буржуазии плести свою сеть…».
Не слишком красиво, конечно, с точки зрения высокой морали заводить в каждой деревне по десятку стукачей — но, согласитесь, более гуманно, чем порки и расстрелы....

11 июня 1918 года был подписан еще один знаковый декрет того времени — «Об организации деревенской бедноты и снабжения ее хлебом, предметами первой необходимости и сельхозорудиями». Этот декрет положил начало комитетам бедноты, или комбедам, как структуре, на которую могла бы опереться власть в борьбе за хлеб. Естественно, если бы они действовали сами по себе, на селе началось бы черт знает что, либо не произошло бы вообще ничего — в зависимости от конкретной ситуации. Но ведь кроме комбедов существовали еще и продотряды! В этой связке и была изюминка всего замысла....

Работа отрядов, согласно инструкции Наркомпрода, организовывалась следующим образом. Продотряд приходил в деревню, собирал на сход бедняков и бывших фронтовиков и предлагал им избрать комитет бедноты. Населению зачитывали приказ о сдаче всего огнестрельного оружия под угрозой строгой ответственности, вплоть до расстрела. Все, конечно, не сдавали, однако кое-кто нёс. Собранным оружием вооружали бедняков — из расчета от 20 до 50 винтовок на село.
Затем начинался тщательный учет всех запасов хлеба. Из собранного зерна выдавали паек деревенским беднякам из расчета 30 фунтов в месяц на человека. Прочие излишки предписывалось в течение трех дней свезти на ближайший ссыпной пункт, а всякий, кто уничтожит или спрячет хлеб, будет объявлен государственным изменником. (со всеми вытекающими отсюда печальными последствиями.) Потом отряд уходил в следующую деревню, при этом поддерживая постоянную связь со ссыпным пунктом. Если хлеб не привозили к сроку, отряд возвращался и приступал к реквизиции по заранее составленному списку. В этом случае за хлеб платили половинную цену (уже смягчение по сравнению с ранее принятыми решениями) плюс к тому удерживали плату за провоз его до ссыпного пункта. Тем, кто оказывал отрядам вооружённое сопротивление, полагался расстрел на месте...

В нулевом приближении комбеды и продотряды свою задачу выполнили — население Советской России кое-как сумело пережить голодную зиму 1919-го года, смогла накормить Красную Армию, отдавая ей, бывало, и до половины работников. Платой за это послужили те 20 000 крестьян и 5000 бойцов продотрядов и ЧОН, погибших в ходе подавления крестьянских выступлений, получивших название «Крестьянская война 1918-го года»….

Давайте напряжем воображение и поставим себя на место какого-нибудь продкомиссара. Продработников ненавидели все. Крестьяне — за то, что они отбирают слишком много хлеба, рабочие — за то, что добывают слишком мало хлеба, военные — по той же причине плюс еще и за то, что сидят в тылу. Партийные и советские власти всех уровней ругали их одновременно за то, что плохо выполняют продразверстку и что допускают перегибы в ходе ее выполнения. Ну и как быть? Станешь работать аккуратно — не выполнишь задание и тебя будут постоянно тыкать носом в то, что горожане и красноармейцы голодают, а ты, гад такой, ничего не делаешь. Перегнешь палку — либо арестуют свои, либо убьют повстанцы, и как убьют! Впрочем, если не перегнешь, убьют точно теми же методами....
В деревне стахановскими темпами формировался внутренний фронт — между зажиточными крестьянами и продработниками. Уровень зажиточности определялся аппетитами продкомов. Если ради выполнения продразверстки начинали трясти бедняков, то и бедняки брали в руки вилы с винтовками и поднимались против власти. Если нет — значит, нет. Впрочем, в глазах продкомиссара, только что пришедшего в деревню с голодающего завода, и бедняк был не беден. Ибо все относительно…
Власть попала в заколдованный круг. Кажется, единственный реальный путь умиротворения деревни в то время шел через восстание — после разгрома очередного выступления и истребления всех сопротивляющихся ситуацию на какое-то время удавалось нормализовать.

Основной причиной восстаний, после продразверстки и мобилизации, были злоупотребления местных властей. На комбедовской волне, пользуясь растерянностью крестьян, плохо понимавших государственную политику, во власть напролезали чёрт знает кто. Местная власть откровенно уголовного пошиба тоже была в то время явлением обыкновенным. «Пламенные революционеры», впрочем, оказались немногим лучше, ибо рядовой состав РКП(б), имевший хорошо если церковно-приходское образование и святую веру в немедленное торжество светлого будущего, со страшной силой сносило влево. Впрочем, очень скоро «пламенные революционеры» нахватались криминальных повадок, а криминальные элементы — нахватались революционной фразы и смешались в одну трудноразличимую массу. Вся эта публика называла себя коммунистами. Знаменитый вопрос: «Василий Иваныч, ты за большевиков или за коммунистов?», в более поздние времена казавшийся наивным, во время Гражданской войны имел вполне конкретный смысл. Большевики — это та власть, которая закончила войну и дала землю. А коммунисты — те подонки, что сидит в местных исполкомах и партячейках. Никакой общей картины и никакого общего рецепта не существовало. В соседних волостях могли быть: в одной — исполком, твердо проводящий в жизнь декреты так, как они написаны, в другой — «р-революционный», а в третьей — уголовный. До тех пор, пока не была построена четко централизованная система, на местах царил беспредел. После того, как она была построена, местная власть присмирела, срываясь в штопор лишь в экстремальных ситуациях…..
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
IVK
сообщение 19.2.2015, 23:47
Сообщение #3


Профессионал
*******

Группа: Модератор раздела
Сообщений: 7265
Регистрация: 22.6.2009
Вставить ник
Цитата
Из: Онега
Пользователь №: 1352
Страна: Россия
Город: Не указан
Пол: Муж.



Репутация: 26


Суть в страшном разрыве между действительными интересами крестьянства и тем, как оно само их представляло. Объективно тогда крестьянам было нужно как раз ускоренное развитие промышленности; именно оно и решало острейшие проблемы деревни - от её перенаселения до отсутствия техники. Ключ к разрешению проблем деревни лежал в городе. На деле крестьяне, получив в семнадцатом относительную свободу действий, использовали её скорее для уничтожения даже той промышленности, которая была. Не умышленно, конечно, уничтожали, а просто бездумно душили её, не сознавая необходимости временно отдавать для неё хлеб (не весь же; одних излишков вполне хватило бы, если бы люди были сознательнее и действовали рационально; и не голодал бы ни город, ни деревня) задаром. Хотя только так и можно было тогда спасти промышленность. И вывод из этого тот самый, который давным-давно известен (хотя его сейчас модно оспаривать): крестьяне тогда могли отстаивать свои действительные интересы не иначе как сплотившись вокруг рабочего класса (поскольку он к той самой промышленности привязан буквально насмерть и просто вынужден её спасать любыми средствами), а значит - вокруг большевиков.
И, кстати, отсюда вытекает мысль уже о различии России (и разных её частей) и Украины в этом отношении. Русское Нечерноземье с более-менее развитой промышленностью, древними и устойчивыми традициями государственности (это очень важно) и относительной национальной однородностью населения (в деревне в основном русские, в городе - тоже) легче всего могло понять правоту большевиков и поддержать их. В Русском Черноземье - уже сложнее: и промышленность заметно слабее, и с традициями не так просто (край Стеньки Разина, как-никак; а кто считает Стеньку чем-то типа большевика, тот не понимает ни его, ни большевиков). Украина - те же проблемы, но ещё хуже, плюс этническая пропасть между деревней и городом (в деревне украинцы, в городе - большей частью русские, поляки, евреи и т.д.)


--------------------
Не пью, не курю, не смотрю телевизор, не пользуюсь Windows
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
IVK
сообщение 20.2.2015, 10:43
Сообщение #4


Профессионал
*******

Группа: Модератор раздела
Сообщений: 7265
Регистрация: 22.6.2009
Вставить ник
Цитата
Из: Онега
Пользователь №: 1352
Страна: Россия
Город: Не указан
Пол: Муж.



Репутация: 26


И ещё - о демографии и порядке. Российская империя, установив мир и порядок в половине Евразии, тем самым создала условия для быстрого роста населения. За время существования империи её население возросло чуть ли не в 10 раз (раньше что-либо подобное было просто немыслимо). Что само по себе очень хорошо. Но побочный эффект - малоземелье, а значит - перенаселение деревни и бедность. Выход - интенсивное земледелие, а для этого требовалась техника (а значит - промышленность) и переход от мелких хозяйств к крупным (а значит - социальные преобразования в самой деревне). Царская власть была слишком сильно связана с помещиками, чтобы по-настоящему решать данную проблему (помещики ведь неизбежно пострадали бы). И в итоге, потеряв опору в народе, рухнула. Но с нею посыпалось и то, что на ней и держалось - мир и порядок. То есть стало ещё хуже, причём намного. А перенаселение при отсутствии порядка к чему ведёт? К голоду. И, не будь большевиков, единственным способом спасения России от полного развала было бы восстановление монархии. Другое дело, что это спасало лишь от полного развала, но не от стагнации и, как следствие, превращения России в полуколонию более развитых стран.


--------------------
Не пью, не курю, не смотрю телевизор, не пользуюсь Windows
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
efan81
сообщение 20.2.2015, 16:17
Сообщение #5


Профессионал
*******

Группа: Глоб. Модератор
Сообщений: 1251
Регистрация: 18.12.2008
Вставить ник
Цитата
Пользователь №: 683
Страна: Россия
Город: Не указан
Пол: Муж.



Репутация: 9


Цитата(IVK @ 20.2.2015, 14:43) *
....А перенаселение при отсутствии порядка к чему ведёт? К голоду. И, не будь большевиков, единственным способом спасения России от полного развала было бы восстановление монархии. Другое дело, что это спасало лишь от полного развала, но не от стагнации и, как следствие, превращения России в полуколонию более развитых стран....


Очень странный и с одной стороны правильный. но с другой стороны - с моей точки зрения! hi.gif - неправильный пост.
Что значит "..восстановление монархии.." ??? Извините за возглас pleasantry.gif - но у МОНАРХИИ был шанс кардинально перезагрузить всё в 1861-м году?! Но вместо этого - реформой Александра-II аграрно-олигархическая элита решила извлечь для себя восхитительный гешефт! "Выкупные платежи!" - эта фраза никому ни о чём не говорит? girl_devil.gif
Именно она послужила главным инструментом разорения деревни и приведения её в скотское состояние 1900-го года! И притом отменило это свинство Империя не просто так... а лишь когда пару тысяч тогдашних менеджеров и менчандайзеров этой дохнущей Империи надели на вилы в 1905-м! girl_devil.gif girl_devil.gif girl_devil.gif
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
efan81
сообщение 20.2.2015, 16:31
Сообщение #6


Профессионал
*******

Группа: Глоб. Модератор
Сообщений: 1251
Регистрация: 18.12.2008
Вставить ник
Цитата
Пользователь №: 683
Страна: Россия
Город: Не указан
Пол: Муж.



Репутация: 9



Ну ладно...

Продолжим.....
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
IVK
сообщение 20.2.2015, 16:48
Сообщение #7


Профессионал
*******

Группа: Модератор раздела
Сообщений: 7265
Регистрация: 22.6.2009
Вставить ник
Цитата
Из: Онега
Пользователь №: 1352
Страна: Россия
Город: Не указан
Пол: Муж.



Репутация: 26


Цитата(efan81 @ 20.2.2015, 15:17) *
Что значит "..восстановление монархии.." ???

Я же сказал буквально следующее:
Цитата(IVK @ 20.2.2015, 9:43) *
не будь большевиков, единственным способом спасения России от полного развала было бы восстановление монархии. Другое дело, что это спасало лишь от полного развала, но не от стагнации и, как следствие, превращения России в полуколонию более развитых стран.

Другие варианты (предлагавшиеся разными течениями в белом движении и кем попало) были ещё хуже монархии.


--------------------
Не пью, не курю, не смотрю телевизор, не пользуюсь Windows
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
efan81
сообщение 21.2.2015, 13:18
Сообщение #8


Профессионал
*******

Группа: Глоб. Модератор
Сообщений: 1251
Регистрация: 18.12.2008
Вставить ник
Цитата
Пользователь №: 683
Страна: Россия
Город: Не указан
Пол: Муж.



Репутация: 9


ПРОДОЛЖАЕМ ИСКАТЬ ИСТОКИ...

….В 1920-м к прочим радостям добавился неурожай, охвативший ряд губерний России. К счастью, как раз в это время к Советской России присоединились богатые губернии, отбитые у белых, в частности Сибирь. Основная тяжесть продразверстки легла на них. Тамошнему населению это, конечно же, не понравилось — стоит ли удивляться? Так что зима 1920–1921 гг. отмечена еще и колоссальным западносибирским восстанием.....

Так как выглядела государственная политика по отношению к крестьянам образца 1919-1920 года? Впрочем, какая там политика?! Это практика осажденной крепости: собрать все продовольствие и разделить на всех, чтобы хоть как-то дотянуть живыми до весны. В марте 1919 года, с новым витком хлебозаготовок, проводившихся уже по принципу продразверстки, а значит, с повышенным количеством злоупотреблений — в связи с твердым заданием трясли и середняков, и даже бедняков, — деревня буквально взорвалась. За первые полгода 1919-го восстания произошли в 124 уездах. Действовать теми же методами, что и белые, коммунисты не смогли — да и не стали бы, это полностью противоречило красной политике, которая основывалась не на устрашении, а на разделении деревни. По крайней мере там, где эта политика существовала. Какой была эта политика?
Первый - Агитация! Неорганизованные крестьянские толпы агитации, буде агитатор попадался толковый, поддавались. Впрочем, они и успокаивались быстро. Но когда речь шла об организованном восстании, то способ существовал один — военная сила! Большевики, не слишком стесняясь, называли вещи своими именами — карательные отряды.
Проблема состояла же не в жёстко спущенной сверху иерархии насилия, а в том, что власть Советов на местах к этой иерархии «кого убить сегодня для устрашения тех, кого убьют завтра!» - фатально не была готова! Каждая местная структура имела собственные вооруженные формирования и вела боевые действия сообразно собственной стратегии и тактике. Лицо власти этой было — исполкомы, ячейки РКП(б), продкомиссариаты, ЧК, а потом еще и ревкомы. В качестве исполнителей — отряды ЧК, продотряды, коммунистические отряды разного уровня. Командиры этих «миротворческих сил» были столь же инициативны, сколь и неуправляемы. И у каждого имелось свое понимание борьбы, а связь с губернским центром — плохая или нет вовсе. В подавлении восстания участвовала еще и армия. Там были свои развлечения. Военные вообще не очень годятся для такого дела, поскольку изначально заточены на уничтожение всего, что движется, а воюющая армия еще и рефлексы соответствующие имеет. Именно армия большей частью жгла села — и не для назидания, а по сугубо тактическим соображениям: если противник выстроил оборону с опорой на населенный пункт или, попросту говоря, засел в избах и палит из окон, то гнать на них по открытым насквозь простреливаемым пустырям красноармейские цепи, скажем так – нерационально! Проще село раскатать по брёвнам из миномётов и орудий…..

Но весной 1921 года, практически сразу после окончания основных боев Гражданской войны, под аккомпанемент лавины крестьянских восстаний, продразверстка была заменена продналогом. Теперь у крестьянина безвозмездно отбирали в качестве налога фиксированную часть урожая, остальной же частью он мог распоряжаться по собственному усмотрению. Не было уже слишком поздно. Большевики потом и сами признавались, что слишком поздно отменили продразверстку… А по уму, продразверстку надо было бы продержать еще хотя бы год после окончания войны и демобилизации армии, чтобы накопить хоть какие-то резервы. Даже на полуголодном пайке страна с трудом ухитрялась продержаться до нового хлеба. Но не дай Бог, неурожай!!!! Ведь половина населения перемрёт с голоду!!!

….Засуха 1921 года покрыла около 40 % территории, где сеяли хлеб, и, что еще хуже, пришлась как раз на хлебопроизводящие губернии. Где-то собирали 15–17, а где-то и 2–3 пуда с десятины. Люди распродавали имущество и снимались с места в поисках более хлебных мест. Бегущих останавливали заградотряды и водворяли обратно: крестьяне еще не знали, что в этом году в стране не будет хлебных районов вообще!!! А власть уже знала! Дома у людей был шанс продержаться, получить хоть какую-то помощь, в чужих местах они были обречены….

Во что обошелся РСФСР голод 1921–1922 годов, не будет подсчитано, наверное, никогда — учета людей во взбаламученной стране, почитай, не было никакого. Умерших кое-как учитывали в деревнях, пока были живы священники и деятели Советов, а потом трупы просто лежали во дворах и на улицах, их зарывали без всякого счета, а то и воровали для еды. А кто считал тех, что ушли из своих деревень и умерли на дорогах, станционных путях, улицах городов? Не говоря уж о том, что никто и никогда не сопоставлял эти подсчеты: еще много лет в стране будет не до мертвых — живых бы вытащить!
Известно, что зимой и весной 1922 года в республике голодали более 22 миллионов человек. 14 миллионов получали помощь, оказанную правительством и международными организациями, которая давала им возможность продержаться. Надо полагать, из оставшихся без помощи 8 миллионов умерли не все, но и из получавших помощь не все выжили — ослабевших людей косили болезни. Пять миллионов умерших, но неофициально, официальная цифра была один миллион!!!
Как собирали продналог в 1921 году, трудно даже представить — но все-таки удалось собрать 233 млн. пудов хлеба, да 166 млн. купили за границей, расплачиваясь всем, чем было можно и нельзя….
(Я считаю вопиющим лицемерием со стороны РПЦ негодовать по поводу изъятий церковных ценностей в 1921-м году. И находятся же толпы народу, которые заламывают сейчас руки и проклинают большевиков. То ли реально дураки, которые не понимают, что выдрав из-под седалища церкви эти ценности, коммунисты закупали на них зерно и паровозы с вагонами, чтобы это зерно доставить до вымирающих регионов и не дать их прадедам просто тупо сдохнуть, либо реально лицемеры!)
Голодающие губернии получили тогда 85 млн. пудов зерна на питание и 53 млн. для посева. Было организовано общественное питание на 3 250 000 человек.

Неожиданно большую помощь страна получила из-за границы, и, что удивительно, основная ее доля пришлась на Соединенные Штаты — при том, что США признали СССР только в 1933 году. Благотворительная организация под странным названием «Американская администрация помощи» (АРА), которой руководил тогдашний министр торговли и будущий президент Гувер, собрала 45 млн. долларов, из которых 20 млн. предоставило американское правительство. АРА ввезла в РСФСР почти 29 млн. пудов продовольствия и сумела помочь 10,5 млн. человек, в основном детям. Знаменитый исследователь Арктики Нансен организовал частный фонд, который передал РСФСР почти 5 млн. пудов продовольствия...

Но продукты мало собрать — их надо еще привезти, доставить на место, распределить по уездам и волостям и снова доставить, теперь уже в деревни. Все это на колоссальной территории с еле живыми железными дорогами, на падающих от бескормицы лошадях и в постоянном ожидании сперва бурана, потом распутицы. Иногда помощь опаздывала — так, с большим опозданием поступила она в голодающие губернии Украины и Крыма, но часто все же успешно доходила до людей. 14 миллионов, получивших ее, для того времени и того состояния страны — это много!
Однако одними смертями вызванные голодом беды не ограничивались. Сокрушительный удар был нанесен и сельскому хозяйству в целом — тем более что голодали производящие губернии! Правда, крестьяне до последнего старались сохранить скот. Потери скота, возможно, и не были так катастрофичны, как людские потери, потому что голодали и умирали в основном бедняки — но уж посевного зерна всяко не осталось никакого. И если его срочно не изыскать и не доставить на место, то голод 1922 года естественным путем перейдет в голодомор 1923-го. К счастью, механизм военного коммунизма еще не был размонтирован — страшно подумать, что произошло бы, случись такая беда в середине 20-х. На местах власти очень быстро вспомнили военный коммунизм — в ход пошли дополнительные налоги, хлебные займы, зерно перераспределялось между малоурожайными и совсем неурожайными уездами внутри губерний. И всё равно недосев оказался почти 20 %!

К счастью, урожай в 1922 году был вполне приличным. Именно он и спас всё! Несмотря на все эти тяжелейшие обстоятельства, после 1921 года сельское хозяйство стало кое-как восстанавливаться и к 1927 году почти достигло довоенного уровня. Учитывая ситуацию, на удивление приличные показатели. Однако дальнейшее развитие советского сельского хозяйства уперлось точно в ту же стену, что и за двадцать лет до того развитие хозяйства русского…
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
efan81
сообщение 22.2.2015, 15:16
Сообщение #9


Профессионал
*******

Группа: Глоб. Модератор
Сообщений: 1251
Регистрация: 18.12.2008
Вставить ник
Цитата
Пользователь №: 683
Страна: Россия
Город: Не указан
Пол: Муж.



Репутация: 9


ИТАК ПОСМОТРИМ НА СЕЛЬСКИЙ ПЕЙЗАЖ КАК ГОВОРИТСЯ... НАКАНУНЕ!


….К 1927 году село было неоднородно. В нём существовали все те же группы: кулак, бедняк, середняк, по-прежнему трудно определимые.
Проще было с бедняками, поскольку тут существовали абсолютные критерии.
Самая горькая нищета — это двор без рабочего скота. По разным данным, таких в СССР имелось до 37 %. Но и внутри этой категории бедняков существовала группа хозяйств беднейших. Они работали исключительно на собственное полуголодное прокормление, не давая стране ничего. Чтобы стать самостоятельным, хозяйству надо было иметь хотя бы 4–5 десятин посева, одну лошадь, одну-две коровы, необходимый сельхозинвентарь и 1–2 работников. Таких было около 40–45 % всех хозяйств. Таков был итог послевоенного «возрождения» деревни во время НЭП-а. С чего начали, к тому и пришли, минус помещики, то есть уже совершенная Киевская Русь.....
Ещё одна распространенная легенда сегодняшнего времени — это легенда о «бедняках-лодырях». Вот это уже было прямое оскорбление многострадального крестьянского сословия... Одни крестьяне неимоверными усилиями выбивались из бедноты в середняки, другие по разным причинам — пожар, болезнь или смерть кормильца, павшая лошадь — туда погружались, обеспечивая постоянный обмен внутри 80 %-й группы, которая на самом-то деле вся была бедняцкой, и только агитпроп не позволял признать ее таковой....

Но если бы проблема состояла только в маломощности хозяйства — это был бы рай! В то время, когда западные хозяйства вовсю шли по интенсивному пути, российский аграрный сектор топтался на месте. Российская деревня чудовищно отставала от западных аграриев в культуре земледелия! В России сия «антикультура» имела три составляющие: плохую обработку земли, архаичность технологий и чудовищную истощенность почв.
Дурная обработка вызывалась в первую очередь слабостью крестьянского хозяйства, а во вторую — традициями, берущими начало еще со времен рабства. О какой вообще обработке можно говорить, не имея в достатке даже самого примитивного инвентаря, в лучшем случае одну полуживую сивку на двор и работника, который еле таскает ноги после весеннего голода? Опущенное сословие отыгрывалось на всем бессловесном и подвластном, опуская в том числе и землю; выбившиеся из этого состояния люто презирали оставшихся внизу, и те опять же отыгрывались на земле. Большевики совершенно инстинктивно нашли лекарство, яростно, с придыханием вознося на самый верх общественной пирамиды человека труда, и сумели за короткий срок вылечить народ — но это уже 1930-е годы. В 20-е всё ещё оставалось, как есть....

Так что сопоставлять датское современное интенсивное хозяйство с фактически средневековым российским - это дебилизм!
Чтобы получить на выходе интенсивное хозяйство, нужно иметь материальную базу. Чтобы иметь материальную базу, нужно ее создать. Чтобы ее создать, нужны инвестиции и платежеспособный потребитель. По части первого фактора в стране имелся только печатный станок, второго не наблюдалось вовсе…

Теперь взглянем на другую сторону шкалы. Если 75–80 % крестьян бьются в нищете, то, как говорит простая арифметика, на долю тех, кто имеет хоть какие-то перспективы, остается 20–25 %. Допустим, сделать ставку на них! Допустим, они научатся… Но подойдем к вопросу с другой стороны. Вдумаемся! Если верить современным горе-«аналистам», нужно было поставить на 20 % зажиточных хозяйств, помогать им, вкладывать в них деньги. А что делать с остальными 80 процентами? Их-то куда?

…Пришедший на смену военному коммунизму НЭП более всего походил на румянец чахоточного: цвет яркий, но здоровья не означает. Мы, собственно, отлично знаем этот строй по 1990-м годам — на поверхности суетятся стайки спекулянтов, а внизу страна не живет, а мучительно, изо дня в день выживает. Весь период НЭП-а ознаменован отчаянными усилиями государства получить хоть какие-то деньги в бюджет и при этом окончательно не угробить сельское хозяйство. Власть билась в сетях налоговой политики, как заяц в силке. Сделаешь налог больше — он будет правильным для крепких крестьян, но станет губить бедные хозяйства. Уменьшишь — бедняки, от которых экономике никакого толку, выживут, зато середняки уплатят гораздо меньше, чем могли бы. Чуть промахнешься с прогрессивными ставками — зажиточная часть деревни начнет сокращать производство....

«Ножницы цен»!
Сей факт, конечно же, тоже имел место. Это отнюдь не миф! В пересчете на хлеб цены на промышленные товары выросли по сравнению с довоенными где в три, а где и в пять раз, а заготовительные цены на сельхозпродукты были низкими. Единственным выходом из данной коллизии было — наращивать количество промышленной продукции. Надо проводить индустриализацию, а провести её можно только на деньги, взятые у крестьян, — другого источника средств в стране попросту не существовало. Нэпманы не спешили почему-то вкладываться в производство, превращать страну в экономическую колонию тоже не очень-то хотелось, поэтому приходилось снова и снова нажимать на мужика. Но вся беда в том, что у самого лучшего гражданина и патриота нельзя взять больше того, что он может дать. В это и уперлось дальнейшее развитие страны….

Мало кто понимает, что ожесточённые дискуссии в партии по развитию страны – это не только делёж власти. Как-то до многих не доходит, что коммунисты видели, что аграрный сектор СССР в – ужасающем и очевидном тупике! И лихорадочно искали выход!

Столыпинская реформа осталась живой и после окончания гражданской войны, продолжая здравствовать и при СССР. Земельный кодекс РСФСР 1922 года сохранил основные принципы Закона о социализации земли. Крестьянин мог пользоваться причитающимся ему наделом как угодно: остаться в составе земельного общества, уйти на хутор, выделиться на отруб или же войти в артель или колхоз. В основном интерес к хуторам проявляли зажиточные крестьяне, так как эту возможность имели далеко не все! Массы хотели хутора, но не имели возможности – среднестатистическому общиннику с парой лошадёнок и одной коровенкой с десятком уцелевших после очередного голода курей – никакие хутора не светили! Поэтому все они - несмотря на все пожелания - по-прежнему оставались в общине.... Причин тут было несколько, и бедность — только первая. Другая — это позиция власти по отношению к крепким единоличникам, начиная где-то с 1925-го года, которую иначе как тихим саботажем, не назовешь. Чем дальше, тем труднее было выделиться отрубнику, а особенно хуторянину.
Что вдруг случилось? Почему власть так начала гнобить сильного единоличника? Хотя в начале и середине 1920-х буквально спасала его, вытаскивая за уши?
Чтобы это понять, надо прикинуть вектор развития хуторских хозяйств. И тут не требуется особой гениальности, чтобы сообразить, что успешный хуторянин очень скоро подойдет к той грани, за которой ему потребуются много батраков. Сперва в помощь себе, а потом — вместо себя. Затем он захочет расширения земельного участка, потом, став самым крутым в уезде, пожелает перевести его в собственность, чтобы закрепить свое право на землю и скупить наделы соседей. И глазом моргнуть не успеешь, как вместо ста хуторян окажется десяток кулаков, и один помещик. А вокруг него — сотни пригодившихся ему крестьян-батраков и тысячи непригодившихся крестьян, обреченных на то же, что и при Столыпине, — нищету и смерть. Впрочем, до этого бы не дошло. Даже маломощных хуторян 20-х годов уже потихоньку начинали жечь, а появись новоявленные «новые помещики» — грохнуло бы так, что еще сто лет ошметки России собирали бы по всем континентам! Это не говоря уже о той мелочи, что советское правительство ни при каких обстоятельствах не собиралось отдавать страну во власть землевладельческих аграрных баронов. Большевиков обвиняли во многих смертных грехах, но заподозрить их в умственной неполноценности еще никому в голову не пришло....

В 1920-е годы позиция правительства была абсолютно последовательной. Оно всячески стимулировало колхозы и совхозы, а следующим на очереди стоял бедняк, получавший и материальную помощь, и льготные кредиты. Середняк оказался в самом худшем положении, на что был изрядно обижен — но тут уж извините, на всех элементарно не хватало денег.
Это различие не популистское, А ПРИНЦИПИАЛЬНОЕ! Положение сельского хозяйства Российской империи уже в начале XX века иначе как катастрофичным не назовешь. Так вот: есть два способа поведения власти во время катастрофы, у каждого свое обоснование, свои плюсы и минусы. Первый — это спасать сильных и здоровых, бросая слабых на произвол судьбы, — путь столыпинской реформы. Второй — вытаскивать всех. В этом случае помогают слабым, а на тех, кто может идти самостоятельно, особого внимания не обращают. Это путь правительства коммунистов, обозначенный им с самого момента прихода к власти.

Приоритет, избранный большевиками, диктовал главное условие будущей аграрной реформы:
- ВНУТРИ НЕЁ ДОЛЖНЫ ПОМЕСТИТЬСЯ ВСЕ!!!
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
IVK
сообщение 23.2.2015, 14:47
Сообщение #10


Профессионал
*******

Группа: Модератор раздела
Сообщений: 7265
Регистрация: 22.6.2009
Вставить ник
Цитата
Из: Онега
Пользователь №: 1352
Страна: Россия
Город: Не указан
Пол: Муж.



Репутация: 26


За разным отношением царской и советской властей к реформированию деревни скрывается также и преемственность советской власти от царской. Та самая, которая связана с восприятием Сталина как царя, причём царя "доброго". В чём основная историческая роль русской монархии? В наведении элементарного порядка на громадной территории. Чтоб хотя бы войны не было. Это главное, а развитие (экономическое, культурное, вообще любое) - постольку, поскольку не разрушает этот с таким трудом устанавливаемый порядок. Отсюда привилегии военно-управленческого сословия, то есть дворянства, поскольку порядок непосредственно обеспечивало именно оно. А единовластие более-менее сглаживало разницу в положении верхов и низов, поскольку перед царём вельможа и крестьянин равны. Меншиков был никто, но, благодаря службе царю, стал светлейшим князем, вторым человеком в государстве. А потом этот светлейший князь, оказавшись в конфликте с новым царём, окончил жизнь в сибирской ссылке. Вот эта способность царской власти поднимать наверх нужных людей и сбрасывать вниз ненужных весьма раздражала элиту, зато устраивала простой народ (что бывает без этого - видно хотя бы по сгнившей на корню Речи Посполитой). И народ поддерживал единовластие. Но вот Российская империя выполнила свою роль, обеспечила весьма устойчивый внешний и внутренний мир... и воин, став уже не столь нужным, объективно задвигается на задний план человеком труда; иначе говоря, привилегии дворянства утрачивают смысл. А царская власть, неразрывно связанная с дворянством, всё равно идёт у него на поводу (что видно уже по отношению к вопросу о помещичьей земле... вспомним-ка, а для чего она изначально раздавалась дворянам). И простой народ настраивается против царя, даже против всей династии, даже против наследственной передачи власти вообще... но против единовластия ли? Да нет же, ему скорее нужен свой царь, который независим от элиты. Тот, который будет не "спасать сильных и здоровых, бросая слабых на произвол судьбы", а "вытаскивать всех". Вот тут и видна преемственность: единовластие сохранилось (вернее, восстановилось после периода смуты) и в Советском Союзе, но оно было гораздо ближе к идеалу "доброго царя" (да, именно к тому идеалу, который существовал ещё за века до большевиков), чем то, которое было в империи. Потому что Сталин был гораздо менее зависим от элиты, чем Николай, а царь в идеале от элиты не зависит вообще.


--------------------
Не пью, не курю, не смотрю телевизор, не пользуюсь Windows
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
efan81
сообщение 23.2.2015, 15:57
Сообщение #11


Профессионал
*******

Группа: Глоб. Модератор
Сообщений: 1251
Регистрация: 18.12.2008
Вставить ник
Цитата
Пользователь №: 683
Страна: Россия
Город: Не указан
Пол: Муж.



Репутация: 9


Цитата(IVK @ 23.2.2015, 18:47) *
.... Потому что Сталин был гораздо менее зависим от элиты, чем Николай, а царь в идеале от элиты не зависит вообще.


Сорри. за удалённый в цитате пост hi.gif это просто ради сокращения места, потому что тут я яростно плюсую, и возражать мне нечего good.gif Но по поводу Сталина тут был чистый джокер... Не место красит человека - а человек место.. Та самая "независимость от элиты" досталось Сталину очень в тяжёлой борьбе и дорогой ценой, одна застрелившаяся в результате психологического прессинга того времени жена - чего стоит! blink.gif Но одним из факторов было одно - Сталин всё-таки смог сплотить партию вокруг себя... а тут действовала масса факторов... О них мы и поговорим... aggressive.gif
Но ей богу страшно о нашей сегодняшней судьбе думать, если бы они не возникли shok.gif

Но о них чуть позже... bomb.gif

А пока коммунисты метались, ища выход!
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
efan81
сообщение 23.2.2015, 16:03
Сообщение #12


Профессионал
*******

Группа: Глоб. Модератор
Сообщений: 1251
Регистрация: 18.12.2008
Вставить ник
Цитата
Пользователь №: 683
Страна: Россия
Город: Не указан
Пол: Муж.



Репутация: 9


ПОЛНЫЙ И ТОТАЛЬНЫЙ ТУПИК!

Итак, что мы имеем, проведя рекогносцировку пейзажа? Мы имеем около 5 % зажиточных кулацких хозяйств, которые постоянно пользовались наемной рабочей силой, были вполне способны развиваться самостоятельно и производить товарный хлеб, — в 1927 году процент товарности этой группы составлял около 20 % с перспективой повышения. Остальные крестьяне производили 11 % товарного хлеба. Наверху этой группы стояли 20 % трудовых середняцких хозяйств, которые давали максимум продовольствия, внизу — 20 % бедняков, не дававших вообще ничего и только переводивших зря посевные площади...
От доброй половины крестьянских хозяйств толку для страны по-прежнему не было, и примерно столько же толку для них было от советской власти — вполне эквивалентный обмен, ноль в активе, ноль в пассиве.
Сельское хозяйство катилось по колее, в которую его поставил Декрет о земле.
Крестьяне считали спасительным для себя «черный передел» — но, как и следовало ожидать, реализация мечтаний полувековой давности уже ничему не могла помочь. Четверть хозяйств явно уходила в отрыв, набирая силу, остальные же и при новой власти не имели перспектив.
Правительство как могло поддерживало бедные хозяйства, даже понимая, что деньги эти в общем-то выброшены на ветер. Взять с этих людей все равно было нечего, а разоренные, они стали бы люмпенами, создав государству новые проблемы — как будто мало старых Совершенно честно сказал в 1925 году Рыков: «Мы о бедноте чаще говорим, чем реально ей помогаем».
Ну а чем помочь? На путях нормального, возможного развития сельского хозяйства — ничем.

Большевики, как и правительство Александра II, как и Столыпин, отлично знали, что надо сделать: создать на селе крупные, интенсивные, высокотоварные хозяйства, а образовавшийся избыток людей направить на развитие промышленности. Вся беда заключалась в том же, что и у Столыпина: для бескровного реформирования деревни надо было иметь развитую промышленность, а промышленная реформа не могла опередить аграрную, поскольку средства для индустриализации и рабочие руки можно было взять только из уже реформированной деревни. Выходом была ТАКАЯ ФОРМА агропредприятий, которая впитала бы в себя излишки людей, пусть даже за счет понижения прибыльности — пес с ними, с прибылями! Создать из агропредприятий эдакое «человекохранилище», резерв, откуда потом по мере надобности черпать трудовой потенциал, направляя его туда, куда нужно народному хозяйству.
Красивая идея. Но как её реализовать?..
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
IVK
сообщение 23.2.2015, 19:31
Сообщение #13


Профессионал
*******

Группа: Модератор раздела
Сообщений: 7265
Регистрация: 22.6.2009
Вставить ник
Цитата
Из: Онега
Пользователь №: 1352
Страна: Россия
Город: Не указан
Пол: Муж.



Репутация: 26


Цитата(efan81 @ 23.2.2015, 14:57) *
Но по поводу Сталина тут был чистый джокер... Не место красит человека - а человек место..

Вообще-то так, но если место просто не готово, то и занять его даже гений не сможет. А место было готово - у народа было представление о единовластном правителе, руководящем страной в общих интересах, без оглядки на элиту. Идея вполне разумная, если к демократии народ ещё не готов. Ну а то, что Сталин так уж украсил это место... Вспомним "Письмо к съезду", в котором Ленин якобы требовал убрать Сталина с поста генсека. Смысл ведь примерно такой: ты, Сталин, достал уже своей грубостью и прочими недостатками... тебя надо бы снять с должности, и заменить бы человеком без таких недостатков... так ведь некем заменить, чёрт возьми; остальные хуже (все более-менее реальные кандидаты на место Сталина там же перечислены, каждый с характеристикой). И каков практический вывод из "Письма"? А такой: работай дальше, Сталин, и избавляйся от недостатков... если сможешь. Почему на место "царя" не нашлось кандидатуры лучше Сталина - другой вопрос.

Цитата(efan81 @ 23.2.2015, 14:57) *
Та самая "независимость от элиты" досталось Сталину очень в тяжёлой борьбе и дорогой ценой

Но он хотя бы мог её достичь. Николай II - просто не мог. Ему опереться было бы не на кого, пожелай он править столь же независимо от элиты, как Сталин.


--------------------
Не пью, не курю, не смотрю телевизор, не пользуюсь Windows
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
efan81
сообщение 24.2.2015, 19:44
Сообщение #14


Профессионал
*******

Группа: Глоб. Модератор
Сообщений: 1251
Регистрация: 18.12.2008
Вставить ник
Цитата
Пользователь №: 683
Страна: Россия
Город: Не указан
Пол: Муж.



Репутация: 9


ПОИСК ВЫХОДА!

…..Первые Советские хозяйства (СОВХОЗЫ) начали появляться сразу после Октябрьской революции. Совхозы организовывались на землях единого государственного фонда, в основном на базе бывших крупных имений с высокой культурой производства, сложным техническим оборудованием. Работали в них наемные работники, труд их оплачивался по ставкам, выработанным профсоюзом сельскохозяйственных рабочих и утвержденным Наркоматом земледелия. Урожаем распоряжались по принципу продразверстки: всю продукцию, за вычетом семян, фуража и норм потребления рабочих и их семей, совхозы сдавали продорганам, зарплату рабочим платило государство, все недостающее получали от него же по твёрдым ценам.
Спасти от стихии передела удалось лишь незначительную часть национализированных земель! До революции в таком хозяйстве обитало в среднем 20 человек, после неё — около 45, или почти по человеку на десятину — «фабрики» ведь! — там на практике попытались ввести 8-часовой рабочий день — летом! Естественно, это тут же вызвало резкое увеличение числа работников. А зимой, когда работы было мало, они дружно околачивали свои и совхозные груши — но зарплату получали. Пока шла война и бушевала продразверстка, такое положение было терпимо: люди просто кормились возле земли, как и единоличники, и не были заинтересованы в производстве излишков — все равно сдавать! Но как только начался НЭП и всем, в том числе и совхозам, пришлось научиться считать деньги, излишек рабочих сразу начал оказывать себя.

Неприятным сюрпризом стала и «несознательность» селян. У них не оказалось склонности к работе на общество — даже за плату! В русской деревне свое обрабатывалось более-менее старательно, общинное — хуже, а общественное — кое-как. А если уж взглянуть правде прямо в глаза, то «опущенный» народ в массе своей даже к собственному хозяйству относился поху…чески, а к не своему — вообще параллельно!
Так что совхозы были… нет, не плохими. Они были разными! В целом, несмотря ни на что, они все же были и экономичней, и продуктивнее среднего крестьянского хозяйства. Где-то удавалось организовать их очень успешно — случалось, кстати, что во главе такого хозяйства становился прежний управляющий, а то и бывший владелец. Где-то они были слабыми, почти не отличающимися от крестьянских, где-то являли собой «мерзость запустения»... Тем не менее, назвать эксперимент под кодовым названием – «СОВХОЗ» - провальным нельзя даже при самом недобром к нему отношении!

…С переходом к НЭП-у перешли на самоокупаемость и совхозы. С них сняли госфинансирование и перевели на хозрасчет, исходя из той совершенно правильной мысли, что уж коль скоро крестьянин-единоличник может сделать свое микрохозяйство прибыльным, то совхоз просто не имеет права быть убыточным. И сразу началась полная жопа! Слабые хозяйства погибали сами или их ликвидировал Наркомзем, передавая имущество крепким. Кое-где власти на местах, устав реанимировать убыточные хозяйства, были склонны вообще «закрыть лавочку». Но взгляды правительства коммунистов на сельскохозяйственный идеал остались прежними. Поэтому если в хозяйстве теплилась хоть какая-то искорка жизни, его сохраняли, проводили реанимационные мероприятия и выводили на старт второй попытки. Но...
Но… - уровня зажиточного хозяйства, не говоря уж об интенсивном, достичь в совхозах не удалось! Совхозы ведь создавались не ради «сивки», «плуга и навоза», которые по необходимости применяли, а под трактор, минеральные удобрения, сортовые семена, собственного агронома — но трактора еще предстояло изготовить, удобрения добыть, новые сорта вывести, агрономов выучить. А пока все та же крестьянская рожь и тот же навоз. Но как только мы переходим к такой оценке критерия эффективности как ТОВАРНОСТЬ, то сравнивая совхозы и крестьянские хозяйства получаем совсем иные результаты. По официальным данным, в 1927-м году их валовая продукция составила 7 831 000 зерна, а товарная — 4 981 000 !!!
Путем простой арифметической операции мы получим, что эти хозяйства, при самое большее середняцкой культуре производства, имели товарность 63 %! И даже если эта цифирь несколько и завышена, то она в любом случае до 11 % классического середняцкого крестьянского хозяйства не опустится. Что же будет, когда появятся трактора, удобрения и семена?

И наконец, самое интересное — перспектива! В 20-е годы, несмотря на поразительную бедность страны, власти находили в себе силы ставить не столько на эффективные (иначе бы развивали кулака), сколько на ПЕРСПЕКТИВНЫЕ хозяйства. Именно в плане инноваций и внедрения новых агротехнологий совхозы оторвались от крестьянства на недосягаемую высоту! С этого момента можно было утверждать, что эксперимент оказался успешным. Совхозы доказали, что они способны быть рентабельными, — а значит, имеют право на существование, несмотря на всю неотлаженность механизма социалистического сельхозпредприятия!

Но чем дальше, тем больше становилось ясно: совхозы не решали главной проблемы будущей аграрной реформы — как быть с крестьянином-бедняком? Вне зависимости от отношений с окрестным населением совхоз все равно занял в русской деревне ту экологическую нишу, где раньше сидел барин. Крестьяне так и говорили: «советские помещики». Советская аграрная реформа уперлась в ту же стену, что и столыпинская — куда девать сто двадцать миллионов мужиков с их сивками, сохами и 80 полосками земли на один семейный надел???
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
efan81
сообщение 27.2.2015, 20:46
Сообщение #15


Профессионал
*******

Группа: Глоб. Модератор
Сообщений: 1251
Регистрация: 18.12.2008
Вставить ник
Цитата
Пользователь №: 683
Страна: Россия
Город: Не указан
Пол: Муж.



Репутация: 9


ПОИСК ВЫХОДА-2…
Кооперация!
Сия экономическая операция стояла ближе к мужику как первичная форма взаимодействия между мелкими производителями. Во время войны большевики относились к кооперации сложно. С одной стороны, дело хорошее, с другой — ее контролировала зажиточная часть деревни и «держали» эсеры. А вот после войны правительство включило ее в число своих главных козырей. И были тому две основные причины, по числу двух видов кооперации — потребительской и производственной.
Причина первая.
С введением НЭП-а произошло то, что и должно было произойти. «Нэпманы» проявили нешуточную деловую активность, но только в одной области — в торговле! И принялись активно захватывать рынок. Власть, стиснув зубы, признала посредников-спекулянтов как неизбежное зло. Не надо быть экономическим гением, чтобы понять, что частная торговля при государственной промышленности станет каналом перекачки госсредств в карманы «нэпманов»... Между тем для производителя частный торговец был удобнее, чем государственная сеть реализации — громоздкая, неотрегулированная, неповоротливая. Частник — более гибкий, мобильный, являющийся хозяином своим ценам, не нуждающийся в утрясках и согласованиях — быстро ориентировался, платил наличными, легко проникал в самые отдаленные медвежьи углы.
Эту проблему надо было как-то решать. И в ее решении немалая роль отводилась кооперативам...

Это первая причина особого внимания власти к данному вопросу и первый вид кооперации — потребительская. И отсюда же следует и вторая причина – вопиющая необходимость ликвидации бредовой российской экономической системы, сочетающей несочетаемое: крупную промышленность в городах и мелкодисперсное индивидуальное хозяйство на селе...

Кредитная кооперация — это уже немножко другое, а именно: объединение денежных средств населения. Большевикам этот род деятельности был хорошо знаком — до революции они вели работу на заводах и отлично знали, что такое сберкасса, и это и вовсе свое, родное. В деревне эта работа была, как любил выражаться Ленин, «архиважна». Как известно, кто платит, тот и заказывает, и организация простой кассы взаимопомощи, помогавшей крестьянам освободиться как от сельского ростовщика, так и от жулика из госорганов, не стоила государству почти ничего, а давала много.
Однако развитие или сворачивание кооперации в СССР-1920-х упёрлось в основном не в «доброго Бухарина» или «злого Сталина», а в гнусную реальность технических проблем. Например, в банальный недостаток оборотных средств. Чтобы конкурировать с частником на рынке, надо было срочно наращивать оборот, а тот мужик, которого власти хотели видеть в кооперативе, был беден, для него и членский взнос в полтора-два рубля — серьёзная проблема. Печатный станок заклепан наглухо, на этом способе лежит табу. По факту финансы итак разделены – на полностью обеспеченный «золотой червонец» и простой «совзнак», который был необеспечен ничем и наклёпан в прошлые годы в колоссальных количествах – вагонами в 1925-м выводили его из оборота!

Чтобы уменьшить кредиты, надо увеличивать собственные средства кооперации, а значит, привлекать туда зажиточных крестьян. И сразу же вставал вопрос о кулаке: позволять ли ему вступать в кооператив? С одной стороны…
- у него больше денег,
- «связанный» в кооперативе, он менее опасен,
- кулаками на селе называют всех, кто хоть чуть-чуть поднимается выше среднего уровня.
С другой стороны, допуская в кооперацию кулака, власть серьезно рисковала, что корабль пойдет не по тому курсу. Речь тут, конечно, не о заклейменном этим званием труженике-середняке, а о подлинном кулаке — сельском торговце и ростовщике. Если такой окажется в кооперативе, то еще вопрос, кто на кого станет работать — кулак на кооператив или кооператив на кулака?
Тем не менее, дело шло. Хуже было другое: кооперация жила в основном не на собственные средства, которых по маломощности не имела, а на казенные, просто государство, заинтересованное в ее развитии, закрывало на это глаза. Смысл в кооперативах, конечно, имелся — но та цель, ради которой они поддерживались государством — объединение маломощных производителей, — достигнута не была. Так что и кооперация практически не помогла решению главной проблемы российского сельского хозяйства: куда девать бедноту?....

Именно так, перебирая, испытывая и отбрасывая варианты, власть выбрала для будущей реформы единственный вид кооперации, который объединял действительно бедноту, — собранное по принципу «слепой безногого везет» коллективное хозяйство, или колхоз.

Первые колхозы появились еще во время Гражданской войны и были значительной частью делом не крестьянским, а поддерживались вытесненными голодом в деревню горожанами. Естественно, расчет на какую-то особую производительность коллективных хозяйств если и существовал, то не оправдался — да и не мог оправдаться, поскольку сочетание сохи, сивки и навоза от заморенной коровенки никуда не делось. Но, как выяснилось несколько позднее, была найдена наилучшая форма! По сути, колхоз — это трансформировавшаяся община, с той разницей, что земля не делится по хозяйствам, а обрабатывается сообща. То есть можно получить крупное хозяйство на земле не поперек менталитета, а в согласии с ним.
После войны колхозы стали распадаться — в общем-то, нормальное явление. Пока государство им помогало много и безвозмездно — они жили. Но когда их поставили в хотя и льготные, однако экономические условия, многие не выдержали, распались.

Колхозы на льготных условиях получали сельхозмашины, семена, ссуды, лучшие земли и вообще всяческую помощь, а после XIII съезда — и неплохие кредиты. Сейчас это пытаются представить как дискриминацию частного хозяйства, но при чем тут дискриминация? Главное, народу от того хуже не становилось: зажиточный крестьянин и сам проживет, а колхоз работает с ним на равных, только из бедняков состоит, а кредитовать каждого бедняка отдельно — что сухой пень поливать…

…Сколько колхозов существовало в СССР перед коллективизацией — неизвестно никому. По данным на 1925 год Наркомзем называет 12 600, а Наркомфин — 8900 колхозов. Впрочем, при том административном хаосе, который царил в это время в СССР, разброс еще невелик — могло быть и хуже.

Итак! Всё прекрасно! Выход найден, но когда?!...
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Rus349Lan
сообщение 28.2.2015, 12:21
Сообщение #16


Крупный специалист
*****

Группа: Пользователь
Сообщений: 307
Регистрация: 24.7.2014
Вставить ник
Цитата
Пользователь №: 2557
Страна: Украина
Город: Не указан
Пол: Муж.



Репутация: 2


Цитата(efan81 @ 18.2.2015, 15:46) *
Нет более заидеологизированной и затабуированной темы в истории «РУССКИЕ И УКРАИНЦЫ…» чем пресловутый Голодомор. В РФ до сих пор царствует либеральная историческая школа, и поэтому исследовать события «Голодомора» - ну неэтично, ибо согласно позициям этой псевдоисторической секты, звери-коммуняки извели по всем республикам СССР трудолюбивых крестьян-кулаков, ибо хотели они, чтобы в деревне были только бухающие люмпены.
Украинцы же – сторонники проекта «Украина – не Россия» сделали из него своеобразный фетиш…


И зачем было тему открывать с явно провокационным названием "ГОЛОДОМОР"?
Обсуждать под такой темой нет чего - обыкновенная "чёрная" пропаганда на климатических сложностях мирового с/х...

Вот была бы тема "ГОЛОД это Вам не ГОЛОДОМОР в сладком бреду свидомого украинца. Не путайте, будьте паинькой"...

Сообщение отредактировал Rus349Lan - 28.2.2015, 12:22
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
efan81
сообщение 28.2.2015, 14:46
Сообщение #17


Профессионал
*******

Группа: Глоб. Модератор
Сообщений: 1251
Регистрация: 18.12.2008
Вставить ник
Цитата
Пользователь №: 683
Страна: Россия
Город: Не указан
Пол: Муж.



Репутация: 9


Цитата(Rus349Lan @ 28.2.2015, 16:21) *
И зачем было тему открывать с явно провокационным названием "ГОЛОДОМОР"?
Обсуждать под такой темой нет чего - обыкновенная "чёрная" пропаганда на климатических сложностях мирового с/х...

Вот была бы тема "ГОЛОД это Вам не ГОЛОДОМОР в сладком бреду свидомого украинца. Не путайте, будьте паинькой"...


тАК ПОЧЕМУ ТОЛЬКО СВИДОМЫМ ПСИХАМ ИГРАТЬ НА НАЗВАНИЯХ - ПУСТЬ ТЕМУ ПОСМОТРЯТ ВСЕ - ПСИХИ ОТСЕЯТСЯ А НОРМАЛЬНЫЕ СМОГУТ ДОСТОЙНОЙ СФОРМУЛИРОВАТЬ СВИДОМЫМ И ЛИБЕРАЛЬНЫМ ДЯТЛАМ ОТВЕТ smile.gif
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
efan81
сообщение 1.3.2015, 15:44
Сообщение #18


Профессионал
*******

Группа: Глоб. Модератор
Сообщений: 1251
Регистрация: 18.12.2008
Вставить ник
Цитата
Пользователь №: 683
Страна: Россия
Город: Не указан
Пол: Муж.



Репутация: 9


КОГДА НАЧАЛОСЬ? - ВОТ ИНТЕРЕСНЫЙ ВОПРОС...

Итак, форма найдена, направление реформы определено, дело за сроками. О сроках же гремели дискуссии. Из всей чехарды документов и фактов того периода Советской России можно сделать однозначный вывод - еще в октябре 1927-го года ни о какой массовой, а тем более сплошной коллективизации и речи не было. Но прошло меньше двух лет, и коллективизация внезапно рванулась с места — массово, дико, неумело, с огромным количеством злоупотреблений, крови и перегибов.
Что же произошло?...

К 1927 году, в общем и целом, закончился послевоенный восстановительный период. В результате политики НЭП-а удалось кое-как восстановить то, что имела Российская империя, — но и только. Сил на развитие уже не набиралось, более того, и перспектив не просматривалось. Радостные репортажи маскировали такие неприятные вещи, как износ основных фондов, — еще несколько лет, и промышленность начнет попросту рушиться. Если что и рухнет скорее, чем промышленность, так это железные дороги, число аварий на которых приближалось к критическому пределу.
Несколько приличней обстояло с энергетикой — в смысле фондов, но не объемов. За семь лет социалистического строительства суммарную мощность электростанций удалось удвоить: в 1927 году страна имела 858 станций общей мощностью 620 000 кВт, или 620 МВт. Много это ли мало? Проектная мощность одного только ДнепроГЭСа, достигнутая им к 1939 году, составила 560 МВт — почти столько, сколько в 1927 году производила вся страна.
Да, дороги… Они традиционно являлись лучшим оборонным сооружением России. В 1927 году к этому пределу подошли и железнодорожные линии — еще несколько лет, и в случае войны их лучше будет не взрывать, а оставлять в неприкосновенности, на страх агрессору. Ну и в довершение счастья на советской экономике мертвым грузом висело чудовищное сельское хозяйство, проблемы которого мы уже столько времени обсуждаем. Проводить индустриализацию без аграрной реформы — все равно что накачать бицепсы и бежать марафон на костылях....

К 1927 году стало ясно, что обычным, нэповским, эволюционным путем страну не поднять и даже не удержать. До предела завинченный налоговый пресс не давал средств не только для развития, но даже для латания дыр. В 1927 году пошли на то, чтобы расконсервировать печатный станок — пользы было примерно столько же, сколько от носового платка при гриппе. Полегчало… на пять минут.....

Теперь, по крайней мере, ясно, почему в международной обстановке вокруг СССР в середине 20-х годов царило затишье. Зачем тратить силы и деньги на операции против режима, который вскоре либо развалится сам собой, либо сдастся и отдаст страну колонизаторам? В СССР оставался еще один резерв — колоссальный мобилизационный потенциал населяющего ее народа, та самая «не укладывающаяся ни в какие рамки аккордная мобилизация». Сорвать все предохранители, задействовать весь административный ресурс военизированной партии — пусть и при практически неуправляемом низовом аппарате; одним движением швырнуть страну в качественно иную экономическую систему; сжечь все мосты за спиной и пойти вперед, куда указывает начерченная на бумажке стрелка, априори воспринимая не только овраги, но и пропасти всего лишь как «технические вопросы». Делать из умирающей аграрной, архаичной, средневековой империи современную промышленную сверхдержаву методом народной стройки … нет, это не безумие! Это - реальность!
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
efan81
сообщение 9.6.2017, 3:34
Сообщение #19


Профессионал
*******

Группа: Глоб. Модератор
Сообщений: 1251
Регистрация: 18.12.2008
Вставить ник
Цитата
Пользователь №: 683
Страна: Россия
Город: Не указан
Пол: Муж.



Репутация: 9


ВЫСТРЕЛ СИГНАЛЬНОГО ПИСТОЛЕТА...

....Поиск резервов для реформы и модернизации уже начисто отсутствовал...
Оставался, конечно, ещё один путь — легендарные и волшебные "иностранные инвестиции", на кои наше даже сегодняшние "МЭ" и "ПУ", так трепетно надеются....
А что это вообще такое?
Это способ брать средства извне под определённые кем-то для тебя, только тебе определённые - условия! То есть дам деньги - а ты отдашь мне свою жену! И такое может быть! И ты соглашаешься! Способ разбивается на два приёма - либо брать кредиты, либо открыть экономику для иностранного инвестора.
Кредиты, может быть, и дадут — но на каких условиях? В начале 20-х основным условием дипломатического признания страны была отмена государственной монополии внешней торговли, которая одна лишь и оберегала ободранную Россию от окончательного разграбления. Тогда Советское правительство сумело отбиться, а если дожмут?.... А потом высосут страну досуха, вывезя всё, что в ней ещё осталось?!
Это мы в 90-е проходили, сейчас проходим... знаем…
Второй после кредитов приём, "иностранные инвестиции" тоже не решали проблемы. Инвесторы вкладывают деньги не в то, что нужно для страны, а в то, во что сами хотят. Опыты с концессиями еще раз подтвердили: иностранцев привлекают в СССР две вещи — дешевое сырье и дешевая рабочая сила, остальное их не интересует. То есть этот путь обрекал страну фактически на формат полной и окончательной колонии...
Грядущее, обозначившееся еще летом 1917 года, снова придвинулось. Промышленный крах, медленное мучительное умирание, и превращение остального в «русскую пустыню». Возможно, с каким-то правительством. Может быть, даже большевистским — пусть устраивают свой первобытный коммунизм, авось пригодится потом для ненужных территорий...

В 1927-м году страдавший потерей авторитета и денег перед молодым американским койотом, старый английский лев решил, что пора... пора погрызть умирающую антилопу зубами...

Война не состоялась, по причине британского бахвальства и по причине слишком малого повода...
Причиной были разборки в погибающем Китае, где своего Ленина и партии вовремя не нашлось и теперь там правили те у кого "...как упоительны в Китае вечера..."! То есть Китай того времени не был единым государством, а представлял собой скопище самостоятельных провинций, находящихся в состоянии хронической гражданской войны.
Во главе провинций стояли так называемые «провинциальные милитаристы» — генералы, имевшие какое-то количество войск. Большую часть Китая контролировала коалиция "Гоминьдан" Сунь Ятсена. СССР его поддерживал, так как полагал, что лучше куча договороспособных, нежели куча неуправляемых и хрен кому продажных у своих границ...
Но!
В начале января 1927-го китайские гоминьдановцы заняли территории английских концессий. Лондон, погрязший во внутренних склоках, тут же не переключил внимание на внешнего врага. 20 февраля был подписан отказ от концессий, а 23-го министр иностранных дел Британии Чемберлен направил правительству СССР «ноту-предупреждение» с требованием прекратить «антианглийскую пропаганду» и военную поддержку Гоминьдана, пригрозив разрывом дипломатических отношений.
Строго говоря, по этому поводу можно было бы сразу в лоб предложить англичанам прекратить снабжать оружием и инструкторами туркестанских басмачей. Однако расширять склоку не стали: НКИД просто послал британцев подальше, заявив, что «...угрозы в отношении Союза ССР не могут запугать кого бы то ни было в Советском Союзе....».
Практически сразу же, 28 февраля, солдаты одного из китайских провинциальных правителей, генерала Чжан Цзунчана, захватили советский корабль «Память Ленина». Судно затопили, команду и находившихся на борту советских дипкурьеров бросили в тюрьму, почту прочитали — но свидетельств ужасных планов Коминтерна там, по-видимому, не нашли, потому что скандала не последовало. Но! 6-го апреля 1927-го в 11 часов дня в Пекине, где правил еще один «милитарист», генерал Чжан Цзолин, китайские полицейские и солдаты совершили налет на помещение советского полпредства, арестовав двоих советских граждан и 25 китайцев и захватив документы. Такого не позволял себе даже Гитлер после нападения на СССР. Из этих инцидентов явно торчали уши и усы английского льва. К тому же тот же день был совершен налет полиции и на советское консульство в Тяньцзине.
12 мая по личному распоряжению Чемберлена полиция устроила обыск в помещении советского торгового представительства «Аркос». Часть документов сотрудники торгпредства успели уничтожить, но все же трофеи оказались весомыми. 26 мая были официально опубликованы документы, захваченные в Лондоне и Пекине, и на следующий день последовал разрыв дипломатических отношений.
Выполнив задуманное, британцы утихли. Но теперь пришла очередь нашего политического реванша. Уж что-что, а устраивать шумные акции советское правительство умело.
31 мая в Москве огласили информацию о раскрытой ОГПУ «диверсионной группе Чайта», опиравшейся на посольство Великобритании. А на следующий день, I июня, ЦК ВКП(б) объявил, что страна находится в состоянии военной опасности — вот и гадай, что там британские агенты порассказали на допросах.
Готовился к надвигающейся войне Советский Союз очень громко. В качестве предполагаемого противника назывались небольшие приграничные государства — так называемые лимитрофы, а за ними стояла, разумеется, Англия.
«Военная угроза»!!! шумиха в прессе, лихорадка по всем слоям общества, тотальная взвинченность... И ведь возразить-то нечего…
Несколько обалдевшее от такого поворота дел мировое сообщество начинает требовать от британцев объяснений. 16 июня в Швейцарии, па совещании МИД четырех государств (Великобритании, Германии, Франции и Японии) Чемберлен уверяет, что представляемое им правительство не собирается впутывать в русско-британские дела другие страны, да и само идти с «крестовым походом» против большевиков не намерено.
А советское правительство продолжает гнать волну. В стране проходят массовые акции вроде «недели обороны», в Уголовный кодекс вводится статья за недонесение, а также смертная казнь за антисоветскую пропаганду и агитацию при массовых волнениях.
8 июля, когда британцы уже за счастье почитали бы похоронить всю эту историю, в Москве начинается процесс по делу некоего Дружиловского, которого обвиняют в изготовлении фальшивых «писем Коминтерна» руководству компартий Британии, США и Болгарии. Можно, конечно, объявить дело фальсифицированным — уж очень оно кстати подоспело, но что совершенно точно — так это что идиотов, способных рассылать такие инструкции, в Коминтерне не держали.
Затем начинают шерстить и показательно судить английских шпионов, к превеликому удовольствию мировой прессы, — а британских агентов в СССР со времён "Гражданки" хватало.
«Военная тревога» напоминала истерику, но вскоре сошла на нет. Казалось, ничего особо ужасного не произошло: вы пошутили, мы тоже посмеялись.
И тогда вступил в дело Промысел, который свел в одну точку внутреннюю готовность и внешние события. Именно «военная тревога» послужила причиной той внутренней войны, которая нарушила равновесие в стране и погнала события под уклон. Теперь повернуть вспять было уже невозможно, оставалось только рулить, отворачивая от краев обрыва....
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
efan81
сообщение 12.6.2017, 10:01
Сообщение #20


Профессионал
*******

Группа: Глоб. Модератор
Сообщений: 1251
Регистрация: 18.12.2008
Вставить ник
Цитата
Пользователь №: 683
Страна: Россия
Город: Не указан
Пол: Муж.



Репутация: 9



В АТАКУ! - В ПОЛНЫЙ РОСТ!

Именно после «военной тревоги» 1927-го года советское правительство начало гнать процесс индустриализации страны. Еще не тем бешеным карьером, которым она рванет через несколько лет!
Но на советской экономике, как раньше на русской, мертвым грузом висел аграрный сектор. Его не стряхнешь долой и не оставишь как есть. Сельское хозяйство надо преобразовывать в том же темпе, что и промышленность. Промышленному рывку должен был сопутствовать, как тень от облака сопровождает само облако, рывок в развитии аграрного сектора. Которого на прежних нэповских путях ждать было неоткуда.

К активным действиям подталкивала не только логика, но и динамика событий. Именно в этот заготовительный сезон в дело впервые в широких масштабах был пущен Уголовный кодекс. Власти нанесли удар, и теперь следовало ждать ответного хода.
107-я статья давала кое-какие возможности в смысле «нажима на частника» — например, конфискации не только хлеба, но и имущества. Но только этой статьей дело не ограничилось. Еще одним рычагом нажима стали принятые в 1927 году жестко прогрессивные налоговые ставки. В ответ на попытку деревенской верхушки разорить государство правительство начало разорять деревенскую верхушку — чтобы больше ни у кого и никогда не возникало сомнений, кто в берлоге медведь.

«Хлебная стачка» нарушила хрупкое равновесие в стране! В 1927-м году при хорошем, а кое-где и «небывалом» урожае исключительно благодаря рыночным ценам страна едва не рухнула в очередной голод. Колхозы и совхозы были спасением во всех отношениях, но коллективизация безнадежно запаздывала, сдвинувшись с места лишь после XV съезда, когда «хлебная война» между государством и верхушкой деревни уже вовсю разгорелась. И идти коллективизации предстояло если и не пятнадцать лет, по Бухарину, то и явно не год-два. Это время надо было как-то продержаться — не угробить товарное производство на селе и не дать «хлебной войне» сорваться в беспредел. Правительству предстояло в очередной раз пройти по лезвию бритвы.
«Хлебная стачка» отозвалась очередным нажимом на кулака — мерой, которая вызвала шквал жалоб во все инстанции, панических криков экономистов: «Что же вы делаете?!» и гневных приговоров современных историков.

Воспитатели, мать вашу!
Прикинув вектор развития, кулаки начали свертывать производство.
…Налогообложение было мерой чисто экономической, направленной скорее против производителей товарного хлеба как таковых, чтобы не играли впредь в азартные игры с государством. А как же быть с настоящими кулаками-мироедами, которые могли и вообще хлеба не сеять? Тут все обстояло гораздо сложнее, хотя и по ним нанесли несколько ударов, отчасти подрывающих их господство на селе. Например, 18-го июля 1928-го года были установлены новые правила аренды земли, закрепленные и дополненные принятыми в декабре 1928-го года.....


Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
IVK
сообщение 12.6.2017, 20:53
Сообщение #21


Профессионал
*******

Группа: Модератор раздела
Сообщений: 7265
Регистрация: 22.6.2009
Вставить ник
Цитата
Из: Онега
Пользователь №: 1352
Страна: Россия
Город: Не указан
Пол: Муж.



Репутация: 26


Да, подгоняла именно военная угроза, причём агрессором виделась, в первую очередь, Англия (ну, допустим, с Польшей в виде кувалды), а то, что созданная против этого советская военная машина будет использована против Германии и против некого национал-социализма - такое едва ли многим приходило в голову. Не так давно читал тогдашнюю советскую фантастику (Валюсинский) - так и там на нас нападают именно англичане - с моря и с газами wink.gif


--------------------
Не пью, не курю, не смотрю телевизор, не пользуюсь Windows
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения

Ответить в эту темуОткрыть новую тему
( Гостей: 1 )
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 17.10.2017, 17:09