IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в эту темуОткрыть новую тему
> Краткое изложение "Полёта на Жругре"
Поделиться
ИВК
сообщение 28.5.2021, 18:08
Сообщение #1


Профессионал
*******

Группа: Глоб. Модератор
Сообщений: 8606
Регистрация: 22.6.2009
Вставить ник
Цитата
Из: Онега
Пользователь №: 1352
Страна: Россия
Город: Не указан
Пол: Муж.



Репутация: 29


Это краткое изложение «Полёта на Жругре» по частям и главам. Оно просто для справки, чтобы легче было ориентироваться в книге. Данное изложение рассчитано на читателя, который уже ознакомился хотя бы с Введением и будет в случае чего заглядывать в Глоссарий. Поэтому здесь я не буду представлять действующих лиц и объяснять историческую обстановку.


Пролог.
Начало VIII века. Навна в небесах над озером Ильмень, вокруг которого живут словене. Внизу она с удивлением видит внизу новорожденную Дингру, появления которой ожидала не здесь, а вблизи Поля. Яросвет объяснил, что к чему, — и Навна, все помыслы которой доселе были связаны с Полем, решает надолго поселиться на Ильмене, чтобы создать тут первоначальную земную Русь.


Теперь сама книга. Первые её 5 частей описывают события, предшествовавшие тому, о чём сказано в прологе.



Часть первая. «Мечта». 597—604 годы. О земной жизни Навны. Она ещё не догадывается, что станет Соборной Душой, — но она уже Учительница.

«Теремок». 597 год. Десятилетняя Навна вдохновенно помогает старшим воспитывать младших. А чтобы кого-то чему-то учить, надо самой получше знать жизнь. Она попросила отца рассказать ей, как устроен мир. Узнала много неожиданного, даже в корне противоречащего её прежним представлениям. От такого потрясения её и без того буйная фантазия разыгралась вовсю — и Навна как вживую видит летящий к ней чудесный теремок, в котором она будет растить всех младших.
«На своём месте». Следующие два года Навна, можно сказать, живёт в этом теремке, воспринимая его как реальность; где она — там и теремок. В это время она впервые видит во сне смертельного врага словен — уицраора обров Аваора (Кощея, как она его называет). Это уже не фантазия, а проявление визионерского дара Навны — она видит вполне реального, только существующего в иной материальности Аваора. Но не боится его, пребывая в уверенности, что мы всех сильнее.
«Сомнения». 599 год. Назревает большая война между свободными словенами и обрами. Навна уверена в победе, но отец отмалчивается, когда она пытается заговорить с ним о подобных вещах. Навна впервые рассказала отцу про свой теремок — но отец реагирует на это странно, так что возникает загадка, прояснившаяся лишь много позже. К тому же отец считает необходимым для победы над обрами выбрать князя (что полностью противоречит традициям словен), а мать и вовсе за то, чтобы бежать от обров подальше в глушь. Это совершенно сбивает Навну с толку. Она видит во сне тогдашнюю Дингру, трепещущую перед Кощеем, — и впервые сама начинает его бояться.
«Жарогор». Набег обров застиг Навну на пастбище; она спряталась в лесу, где страшно переживает не только из-за собственного трагичного положения и страха за близких, но и из-за краха своего мировоззрения: всегда твердила младшим, что мы всех сильнее, а на деле сильнее оказались обры. Её теремок вспыхнул и сгорел — это означает, что никакая она более не учительница, ей уже нечего сказать младшим. Затем провалившаяся в забытьё Навна видит Дингру в когтях Кощея, но тут является Жарогор и убивает Кощея; Навна летает на Жарогоре.
«Тайный глаз». Очнувшись от видения и добравшись домой, Навна не находит себе места — без теремка ей не жить. Что делать — без отца не разобраться.
«Уговор». Между Навной и её отцом происходит серьёзный разговор о жизни вообще и о том, что же Навне теперь делать. В итоге отец согласился заняться её просвещением — в надежде на то, что что она поможет ему воспитать его сына Радима таким, каков он сам.
«Тьма большого мира». Навна просвещается — и убеждается, сколь это трудно.
«Русь». Навна узнаёт от отца, что означает загадочное слово Русь, — и её представления о будущем становятся заметно определённее.
«Земное облако». Навна по-своему пытается разобраться в том, что ей чисто логически не понять.
«Тайны взрослых». Отец по секрету объясняет Навне суть своей стратегии, нацеленной на победу над обрами (да и просто на спасение свободных словен от гибели). Причём оказалось, что до такой стратегии он додумался именно благодаря тому, что Навна рассказала ему про свой теремок (то есть частично прояснилась загадка, о которой сказано в главе «Сомнения»).
«Послушное дитя». После того разговора Навна начинает мыслить гораздо самостоятельнее — и в итоге по-своему решает вопрос о власти: да, князь будет, но князь-советчик, способный всем всё объяснить и потому остающийся понятным для всех. Идея совершенно утопичная, зато вдохновляющая — более того, вообразить княжескую власть как-то иначе Навна была просто не в состоянии.
«Сила Кощея». 602—604 годы. Обстановка в большом мире резко ухудшилась, гибель свободных словен неминуема. Навна говорит со Святогором, безуспешно пытается разжалобить и образумить его, чтобы не тащил свободных словен к самоубийственной войне. Наконец нашествие обров поставило точку на земной жизни Навны и всех её родных.



Часть вторая. «Небесные дебри». Навна с большим трудом осваивается на небесах — готовится к роли Соборной Души, но пока первейшая её забота — оживить души своих брата и сестёр, затащить их тоже на небо.

«Сосланная на небо». Навна (её душа) с помощью Жарогора поднимается на небо, где встречается с Яросветом — и узнаёт, что он намерен вырастить из неё русскую Соборную Душу. Но она не в состоянии вступить на такой путь прежде, чем затащит на небо своих брата и сестёр (иначе говоря, оживит их окостеневшие души). А это очень сложно; Навна с помощью Яросвета вникает в обстановку, закрепляется на небесах, чтобы суметь втянуть сюда и своих младших. В этой главе впервые появляется Мир жизненного пути Навны.
«Соборность». Навна начинает готовиться к роли Соборной Души: выясняет, что такое соборность, народные и идеалы и прочее; для лучшего понимания совершает в Мире жизненного пути путешествие от момента своего рождения до будущего.
«Дингра». О кароссах вообще и Дингре в частности.
«Беседа с кароссой». Навна возвращается в своё детство, где разговаривает с Дингрой, пытается лучше понять её — и себя.
«Смысл земной жизни». Яросвет окончательно проясняет Навне суть странности, о которой говорилось в главе «Сомнения»: оказывается, это Яросвет внушил отцу Навны ту стратегию, а Навна этому по-своему помогла. Также она узнаёт о том, сколь безнадёжно положение свободных словен, пока у них нет Соборной Души; получается, в такой ситуации Навна и не могла прожить в земном мире долго.
«Судьба». Навна разглядывает свою многослойную судьбу, снова прослеживает всю свою жизнь (даже заглядывая в будущее) в Мире жизненного пути. И видит, что Соборная Душа всего народа естественно вырастает из старшей сестры, старающейся воскресить, затащить на небо своих младших брата и сестёр, то есть нет противоречия между нынешней главной заботой Навны и её будущими обязанностями.
«Разгадка». Ещё о Дингре.
«Метафизический медведь». Яросвет рассказывает Навне об уицраорах. Оказывается, Жарогор — идеальный уицраор; он при воплощении в земном мире превратится в Жругра, который по природе своей таков же, как Кощей-Аваор. Ненавидящая обров и их уицраора Навна в шоке. В сущности, тут она Яросвету не поверила, упорно считает Жругра-Жарогора и Аваора существами принципиально разными — первого идеализирует, второго демонизирует.
«Воля Земли». Навна узнаёт от Яросвета о том, как демиурги защищают Землю от Гагтунгра и сколь важно, на чьей стороне уицраоры; и о самой-самой Земле, как бы Соборной Душе Земли, и о её Земограде.
«Доверие». Навна узнаёт, что станет настоящей помощницей Яросвета, лишь овладев искусством смотреть на жизнь глазами самой Земли. Первая встреча Навны с богиней Землёй; не поняв ничего из слов богини, Навна убедилась хотя бы в том, что та ей доверяет, — а это не так уж мало для начала.
«Крылья Жругра». О значимости Поля в войне между Землёй и Гагтунгром и необходимости добиться того, чтобы Жругр тут сражался непременно на стороне Земли, а для этого Навна должна научиться летать на Жругре — в Мире времени. В воображении она прокатилась на нём уже сейчас.
«Вылазка в будущее». Навна изучает будущую Русь, уясняет, сколь необходима там наследственная власть.
«Отчина». Навна узнала, что для неё вся Русь целиком — в каком-то смысле отчина, после чего поверила-таки, что Русь может быть отчиной и для князей. О княжеском идеале Властимире.
«Между Жарогором и Кощеем». Просвещение Навны явно зашло в тупик: она не может признать Жругра существом, по сути схожим с Аваором, — потому что из-за этого не оживить брата; в конечном счёте, проблема в том, что Навна попросту слишком мало знает. В итоге она решает отправиться в долгое путешествие по прошлому, с помощью Яросвета изучить историю, чтобы научиться понимать жизнь и своё место в ней. Для Навны погружение в историю — поход за живой водой для брата.


Часть третья. «Уроки прошлого». Путешествие Навны по истории ближневосточной и античной цивилизаций.

«Уицраоры». О развитии государственности на Земле, появлении уицраоров, различии между этнорами и георами, о том, как грызня этноров привела к возникновению на Ближнем Востоке зародыша общечеловечества (общности глобархистов) и создала условия для рождения первого геора.
«Первый геор». О первом георе — персидском уицраоре Ахеменоре и борьбе Сил Света с Гагтунгром за влияние на него.
«Полюса монархии». Об огромной полезности и столь же огромной опасности единовластия.
«Артемида». О том, как Аполлон и Артемида создали Элладу — и как Артемида затем отстала от жизни, вынудив Аполлона искать другую помощницу.
«Веста». Аполлон и Веста создают Римскую республику, многого достигают — но в итоге сталкиваются с наступлением Гагтунгра на Европу.
«Империя». О Римской империи. Гагтунгр постепенно берёт её в свои лапы, поскольку Веста утрачивает взаимопонимание с уицраором Форсуфом, а потому и Аполлон не может действенно влиять на римский мир.
«Небесная крепость». Аполлон и Артемида противопоставляют тирании Гагтунгра и Форсуфа христианство. Навна, изучая этот период, признаёт полезность христианства в той ситуации — но не более того.
«Уицраор с крестом». Аполлон с Артемидой (а затем и Вестой) распространяют христианство и с его помощью в значительной мере отрывают Форсуфа от Гагтунгра. Теперь в Средиземноморье устанавливается относительное равновесие — ни светлые, ни тёмные силы не могут достичь решающего перевеса.
«Выход из прошлого». Это путешествие Навны завершается — она выходит к своему времени, видит современную ей обстановку.


Часть четвёртая. «Поле». Путешествие Навны по истории своих предков.

«Племя». Продолжая искать живую воду для брата, Навна снова отправляется в путь — на сей раз по прошлому своих предков. Видит древний Золотой век в Поле, его крушение и неспособность славян объединиться из-за отсутствия объединяющей силы.
«Святогор». О земной жизни Святогора, создании им словенской дружины, превращении его в её небесный идеал, — и о неведомом ему истинном значении той дружины.
«Малое и великое». Навна пока вернулась в современность, чтобы ещё раз попробовать найти общий язык со Святогором. Но эта встреча лишь доказала их полнейшую неспособность понять друг друга: привыкшая органично совмещать малое с великим Навна чужда зацикленному только на великом Святогору.
«Свой мир». Яросвет объясняет, что даже демиурги привязаны каждый к своему миру, отчего Аполлон и не хочет рисковать ради скорейшего возвращения Поля славянам, тогда как для Яросвета и Навны это главнейшая забота. Правда, и у них полного согласия тоже нет: Навна всё держится за своего фантомного Жругра-Жарогора (а значит — за идею князя-советчика) и не может по-настоящему понять стратегию Яросвета.
«Отблеск Золотого века». Навна воображает будущую Русь. Для наглядности тут используется картина зарождения русской государственности, показанная в романе Валентина Иванова «Русь изначальная» — она в основных чертах совпадает с мечтой Навны.
«Нисхождение Жарогора». Продолжение того, о чём говорилось в предыдущей главе; то, что описано в «Руси изначальной», — по сути и есть нисхождение в земной мир Жругра-Жарогора, который невозможен,— но для Навны только такой Жругр и приемлем.
«Гнездо Святогора». Навна, продолжая путешествие по по истории, выходит ко времени земной жизни Яросвета (середина V века). Очень кратко о его детстве и молодости, о том, как он стал сторонником единовластия.
«Словенский князь». О том, как словене начали расселяться в Поле, а Яросвет избран их князем, но, не найдя общего языка со Святогором, был отправлен им в мир иной.
«Русский демиург». Начало небесной жизни Яросвета, превращение его в русского демиурга. Основная цель — для удержания Поля в руках словен вырастить геора Жругра; но его не удержать под контролем без умеющей летать на нём соборицы, а таковой нет.
«Обры». Во второй половине VI века вторжение авар радикально изменило обстановку в Поле (да отчасти и в Европе вообще). Славянам не хватает организованности, чтобы отразить нашествие. Необходим Жругр, а для управления им — соборица. Яросвет пытается обучить этому Ванду, но та в итоге признаёт дело безнадёжным у уходит в леса на запад (где потом станет польской Соборной Душой). Новая словенская дружина, будучи не в состоянии сплотить племена против авар, тоже вынуждена укрыться пока в глуши. Там и рождается Навна — и вырастает её теремок.
«Взгляд на себя с небес». Прослеживая уже собственную земную жизнь, Навна тем самым завершает и этот поход по прошлому.


Часть пятая. «Русская диада». VII век (кроме первых 10—15 лет). Многое узнавшая и понявшая при изучении истории Навна успешно решает задачи, к которым не могла подступиться до углубления в прошлое.

«Живая вода». Навна наконец воскрешает Радима (618 год) — правда, сама не совсем понимает как, поскольку Яросвет и сам оживающий Радим помогают воскрешению, исходя каждый из своей, недоступной Навне логики.
«Осмысление воскрешения». Теперь Навне пора воскресить ещё и сестёр. Под таким углом зрения она осмысляет то, что описано в предыдущей главе.
«Ответственность». Яросвет и Навна размышляют над приручением будущего Жругра.
«Мир соборности». О Мире соборности, о народах как созвездиях с Соборной Душой в центре. Навна тут пока совсем слабая звёздочка во главе маленького созвездия — и размышляет над перспективами.
«Земомир». Навна раздумывает, как превратить Земомира в идеал для Русомира — и осознаёт, что пора ей наконец научиться слышать Землю.
«Снова в огне». Навна возвращается в последние дни своей земной жизни, чтобы по аналогии со своими переживаниями в осаждённым обрами граде постичь, что чувствует богиня Земля в окружённом силами зла Земограде.
«Земоград». Навна в гостях у богини Земли, где переживает жуткое видение гибели мира, которая произойдёт, если Жругр перекинется на сторону Гагтунгра. Тут она окончательно усваивает свою обязанность держать Жругра в узде, относиться к этому очень добросовестно. Отныне и навсегда у Навны глубокое взаимопонимание с Землёй. В сущности, только теперь Навна и уяснила по-настоящему, кто она такая.
«Теремок Соборной Души». Навна подняла на небо маму и сестёр. Теперь, выручив своих, она чувствует себя вправе стать Соборной Душой — и строит новый теремок, который, сам находясь на небесах, призван объединить вокруг себя весь будущий русский народ — земной и небесный. Навна размышляет (и даже рисует), как будет посредством народного идеала воспитывать народ и с его помощью держать Жругра в повиновении.
«Притяжение земного мира». Приведя в порядок свои небесные дела, Навна всячески старается найти какие-то зацепки в земном мире, наладить связи с земными словенами — но пока без толку, бродит среди них, как привидение.
«Под обрывом». Если первые 4 части книги и почти вся пятая охватывают лишь около четверти века, то одна эта глава — лет 70 (примерно до конца VII столетия). Дело в том, что тут Навна занята крайне трудоёмкой работой — установлением хоть каких-то первоначальных связей с земными людьми и попытками что-то им втолковать. В итоге убеждается, что идея единовластия у словен никак не приживётся — слишком уж они опасаются вырождения нормального единовластия в тиранию. В Мире жизненного пути эта история выглядит как попытки Навны влезть на крутой обрыв. Она убеждается, что сделать это невозможно — о чём весьма эмоционально докладывает Яросвету.
«Поворот к Ильменю». Признав, что прямиком на тот обрыв Навне не подняться, Яросвет решил идти обходным путём: создать первоначальную Русь под прикрытием северных лесов — и лишь потом начинать наступление на Поле. Под влиянием Яросвета образуется общность словен далеко на севере, на Ильмене — и там рождается новая Дингра.


Далее и следует то, о чём сказано в прологе, — Яросвет дарит Навне Дингру.


Часть шестая. «Ильменская богиня». VIII век. Возвращение Навны в земной мир — в том смысле, что она становится уже в самом деле Соборной Душой, объединяет вокруг себя и земных людей, превращая их в русский народ.

«Нянька». Навна на Ильмене нянчит новорожденную Дингру, жизни которой угрожает, с одной стороны, Хазаор, а с другой — возможность распада ильменской словенской общности.
«Идеальный теремок». Вспоминая о своих прежних теремках, Навна мечтает построить на Ильмене новый, идеальный, в котором она будет просто учить людей жить дружно, а не воевать с кем-то.
«Будущее». Навна планирует будущее, опираясь в том числе на свой опыт воспитания младших ещё в земной жизни.
«Земные навны». Первая половина VIII века. Навна воспитывает в земном мире себе подобных — прямо с раннего детства, посредством снов и иными путями. Это и есть, так сказать, земные навны, каждая со своим теремком. Потом у них растут уже свои дети — и Навна чувствует, что у неё в том мире уже прочная опора, можно переходить к решительным действиям, созданию Руси в земном мире.
«Волх». Навна с помощью снов старается разъяснить Волху (сыну одной из своих лучших воспитанниц) правильную стратегию.
«Возвращение». Середина VIII века. Хазары пытаются уничтожить ильменское гнездо словен. Вот тут Волх по-настоящему понял Навну, встал во главе словенской дружины и отразил нападение хазар. В мире народных идеалов это означало, что Русомир прогнал Святогора с Ильменя и сам занял место народного идеала — а это и есть главнейшее условие для создания земной Руси.
«Земная Русь». Становление Руси, борьба Навны с хаоссой.
«Идеал и явь». Навна убеждается, что даже и здесь, в отсутствие сильной внешней угрозы, нет места для её идеальный теремка, — и откладывает его на далёкое будущее; а сейчас пора взяться за возвращение Поля.


Часть седьмая. «Жругр». IX век — около 965 года. О появлении Жругра — а значит, о создании русской государственности; об уничтожении Хазарии.

«У края Поля». Навна живёт уже не столько на Ильмене, сколько в Низовской земле, рядом с Полем, мечтая вырастить тут Жругра, на нём поехать в Поле и покончить с Хазаором, чтобы славяне могли свободно жить в Поле.
«Союз отчин». Навна и Фрейя путешествуют по истории, сравнивают славянское и германское (или норманское, в данном случае без разницы) отношение к власти.
«Власть-невидимка». Иллюстрация к норманскому восприятию власти.
«Дружемир». Поскольку Русомир отстаёт от жизни, Яросвет предлагает пока отодвинуть его на задний план, а на первое место должен выдвинуться производный от Русомира народный идеал — Дружемир. Тот становится центром притяжения для жителей Низовской Руси и опорой (пока не очень надёжной) для будущего Жругра.
«Медвежонок». Начало IX века. В Низовской земле появился на свет Жругр. О дружине Жарогора, о разногласиях между Жругром и Дружемиром.
«Лабиринт жругровой души». Навна и Фрейя пытаются приручить Жругра — безуспешно, но обе при этом многому научились и сделали важные выводы на будущее.
«Мечта Фрейи». Фрейя делится с Навной идеей создать свой мир в Исландии — и улетает воплощать эту мечту в жизнь.
«Взлёт». Яросвет с Навной наконец приручили Жругра (с чем в нашем мире связано «призвание князей»). Навна на нём ездит, а в Мире времени — и летает, а в мечтах даже догоняет на нём Землю.
«На Жругре в рай». Перемещение центра Руси в Киев и уничтожение Хазарии. Теперь в Поле Русь сильнее всех. Для Навны это — рай, исполнение того, что ей открылось в видении ещё в земной жизни (глава «Жарогор»). В Мире времени она действительно догнала Землю.


Часть восьмая «Душа и власть». Около 965 года — 1054 год. Превращение Руси из военной державы в мирную страну.

«В тающем раю». Навна озабочена тем, как смягчить нравы на Руси, научить людей по возможности разрешать споры мирно и без обращения к власти — и тем самым уменьшить зависимость общества от власти. И решает отправиться в гости к Фрейе — ведь та в Исландии основательно продвинулась к такому идеалу.
«Полёт над фьордами». О создании Фрейей исландского мира (для иллюстрации используется «Сага об Эгиле»).
«Мир умеренности». Об устройстве мира Фрейи (используется «Сага о Ньяле»). Он Навне очень по душе, но очевидна неприменимость таких порядков к Руси.
«Планета Исландия». Навна с Фрейей сравнивают свои миры — и приходят к тому, что каждый из них хорош на своём месте.
«Три рая». Вернувшись домой, Навна обсуждает с Яросветом, как переместить ядро Руси обратно на север (в Низовскую землю) и сделать княжеский род единым и дружным. И притом Навна, однако, мечтает создать «Исландию прямо в Поле», то есть придать Руси лучшие черты Исландии. Яросвет подтверждает, что когда-нибудь так будет, — и Навна надолго улетает в этот далёкий рай, где на Руси полный порядок при полной свободе. Однако пока надо заняться тем, что возможно в обозримом будущем.
«Мечта о братстве». О том, что надо превратить княжеский род в единую дружную силу.
«Бешеный конь». Жругр не может приспособиться к им же созданной (в результате уничтожения Хазарии) новой обстановке и ведёт себя неадекватно, рвётся к завоеваниям, хотя надо налаживать на Руси мирную жизнь. Яросвет говорит Навне, что этот Жругр неисправим и его надо менять, но Навна всё тщится перевоспитать уицраора. В итоге Жругр сбросил Навну и ринулся за Дунай (в нашем мире это выразилось в балканских войнах Святослава).
«Вечный Жругр». Около 968 года. Навна заключает с Жарогором уговор насчёт того, как вместе держать в руках любого Жругра и менять его другим в случае надобности (впрочем, Навна надеется, что более такие замены не понадобятся).
«Новгородский Жругр». Примерно 70е годы X века. О появлении новгородского и киевского жругритов, гибели Жругра (вслед за гибелью Святослава), победе новгородского жругрита и превращении его во второго Жругра (что связано с приходом к власти Владимира).
«Русь и Рим». Яросвет и Навна сравнивают сложившуюся ситуацию с той, что была на закате римской республики.
«Крещение». Навна, обдумав то, о чём сказано в предыдущей главе, и посоветовавшись сначала с княгиней Ольгой, а затем с Артемидой и Вестой, становится христианкой. Вскоре происходит крещение Руси.
«На юге». О южной (расселившейся в Среднем Поднепровье) части русского народа.
«Князья тоже люди». Навна старается привить сыновьям Владимира братскую любовь друг к другу, а Жругр подстрекает каждого добиваться власти любой ценой. После смерти Владимира послушавшийся совета Навны Борис убит Святополком (и его младший брат Глеб — тоже), но в итоге побеждает опирающийся на Новгород Ярослав Мудрый.
«Победа Бориса и Глеба». Русский княжеский род становится относительно дружным и единым, а это — залог мира на Руси.
«Память». О зарождении летописания на Руси.


Часть девятая «Путь домой». 1054—1223 годы. Яросвет и Навна постепенно сдвигают центр Руси обратно на север.

«Стратегия возвращения». О ситуации на севере и замысле Яросвета по перемещению упирающегося Жругра из Киева в Низовскую землю через Переяславль.
«Жругретта». О Жругретте и сложном отношении Навны к ней.
«Братья Бориса и Глеба». 1054—1069 годы. Об сложно идущем утверждении братства князей и становлении удельно-лествичной системы.
«Черниговский узел». О самом тяжелом конфликте на Руси в последней четверти XI века.
«Переяславское гнездо». О том, как при всяческой поддержке со стороны Яросвета и Навны переяславская ветвь русского княжеского рода достигла верховной власти над Русью.
«В гостях у себя». Навна летает над Северной Русью, размышляя, как бы поскорее туда вернуться. А Жругр держится за Киев.
«Франция сходит с небес». Намереваясь увести Жругра на север, Навна изучает опыт Беллы, которая проделала нечто отчасти похожее с Бартрадом.
«Днепровский водоворот». О смутах на Руси в середине XII века и появлении жругритов.
«Возвращение в Ополье». О гибели второго Жругра и воцарении третьего, низовского — то есть центр Руси уже явно сдвигается в Низовскую землю, что русским богам и нужно.


Часть десятая. «В пропасти». 1223 год — середина XVI века. Нашествие монголов и последующая мрачная эпоха.

«Крушение». Нашествие монголов. Русь разорена — и сама Дингра еле жива.
«Геополитики». Яросвет решил, как выпутаться из сложившейся отчаянной ситуации (признанием верховенства Улуса Джучи ради защиты от Монгольской империи как целого); Навна, озабоченная спасением Дингры, соглашается на это.
«Спасение Дингры». 1238—1252 годы. Осуществление замысла Яросвета (в земном мире это возглавлял Александр Невский), воцарение четвёртого Жругра.
«На верхнем дне». В Мире жизненного пути Навна — в глубокой пропасти, причём там есть ещё чудовищная яма, и надо как-то не свалиться туда, удержаться хотя бы на верхнем дне пропасти — а затем выбраться наверх. А этого можно достичь лишь радикальным, до сих пор отвергавшимся способом — дать Жругру гораздо больше воли, чем прежде. Это очень опасно, но иначе никак.
«Покаяние». Обеспечить сильную государственность можно лишь при гораздо большем, чем ранее, упоре на идею загробного воздаяния. Навна, в каком-то смысле, уходит в монастырь, растворяется в русских монастырях, утверждающих эту столь важную сейчас идею.
«По дну пропасти». Середина XIII века — 1327 год. Приручение четвёртого Жругра крайне затянулось, потому что и Русомир Навну плохо понимает. А поскольку у Яросвета с Навной стратегия одна, у Жругра — другая, у Русомира — третья, то начать выход из пропасти Русь не может. Но Яросвет с Навной хотя бы нашли новую точку опоры в виде Москвы.
«Русь Московская». В 1327 году Русомир наконец признал, что должен сам исправляться, а не ждать падения Орды как якобы решения всех проблем; тогда Навна подчинила и Жругра. Следствие чего — долгий мир и начало объединения северо-восточной Руси вокруг Москвы. О гораздо более глубоком, чем раньше, утверждении христианских ценностей и обособлении северо-востока Руси от юго-запада, неуклонно теряющего связь (никогда и не бывшую прочной) с Навной.
«Век степной хаоссы». С 1359 года Орда погрузилась в безысходную смуту. Утратила смысл стратегия Яросвета, согласно которой Русь прикрывал от азиатских кочевников в основном Джучиор, а Жругр ему только помогал. Теперь главная хозяйка степи — страшная и неадекватная тамошняя хаосса, подбивающая кочевников на всяческие авантюры; от неё не откупишься. Теперь поддержание порядка на Руси и на руинах Орды должен обеспечивать уже сам Жругр — но он не готов.
«Власть от Бога». Смуты 1425—1453 годов. Старый Жругр упрямо держится за вбитый в его сознание с рождения принцип «правит тот, кто сумеет», а Навна безуспешно пытается убедить его в том, что обстановка изменилась и надо твёрдо следовать принципу «власть от Бога», то есть чтобы престол переходил из рук в руки строго по наследству. В итоге воцаряется пятый Жругр, разделяющий взгляды Яросвета и Навны на данный вопрос.
«Жругр Страшнейший». О пятом Жругре — Страшнейшем. Он открывает собой новую генерацию Жругров, далеко превосходящих своих предков силой (а потому и гораздо более опасных). Кстати, Даниил Андреев считает этого Жругра вообще первым; ранее, по его мнению, уицраоров на Руси не было. Но они были, только не столь же грозные. Крайне болезненно когти нового Жругра ощутил на себе русский правящий род — отношения в нём начинают строиться скорее на уицраорских понятиях, чем на человеческих. Но сколь ни страшен новый Жругр и сколь ни малы возможности Навны им управлять, а свою основную работу он выполняет, у него нет выбора: как Навне без Жругра не выбраться из пропасти, так и Жругру без Навны — тоже; этим они пока накрепко прижаты друг к другу и стараются не ссориться.
«Мир для всех». Пик союза Навны со Жругром Страшнейшим — правление Избранной рады в середине XVI века. Русь подчиняет себе осколки Орды, в состав Руси вошло всё Поволжье, также происходят важные внутренние преобразования. Продолжавшийся более трёх веков путь Навны по дну пропасти завершён, она на Жругре выбралась наверх — и чувствует себя как в раю.


Часть одиннадцатая. «Приручение дракона». Середина XVI — конец XVIII века. Навна гораздо твёрже берёт Жругра в руки.

«Дракон на воле». Выбравшись из пропасти, Навна и Жругр стали куда меньше нуждаться в согласии между собой, теперь каждый желает управлять Русью как земной, так и небесной. Яросвет объясняет Навне новую стратегию: решающую роль в надёжном подчинении Жругра сыграет служилый слой, идеал которого — Верхомир — таким образом задвинет Русомира на задний план, то есть займёт то место, которое когда-то принадлежало Дружемиру. Задвигание Русомира сильно не по душе Навне, но другого варианта нет.
«Жанна». Навна смотрит, как Белла при помощи Жанны д’Арк подчинила своего уицраора, — и делает выводы для себя.
«Война с Гагтунгром». 1560—1584 годы. Жругр вовсе вышел из под контроля, хуже того — связался с Гагтунгром. Не имея возможности прямо противостоять Жругру в земном мире, Яросвет с Навной воздействуют на него иными способами и в итоге отрывают от Гагтунгра, выгоняют того с Руси. Но вред он нанёс огромный, да и теперь отношения русских богов со Жругром хоть уже и не прямо враждебны, но очень сложны; былого согласия с ним Навна так и не восстановила.
«Возвращение Святогора». Внутренний кризис на Руси углубляется и наконец разражается чудовищной Смутой начала XVII века. Жругр Страшнейший погиб, его сменил гораздо лучше понимающий требования эпохи романовский Жругр.
«Ученица Ванды». Приручив нового Жругра, Навна изучает польский опыт, размышляя, каким должно стать русское дворянство, чтобы усвоить лучшие черты польской шляхты, а худшие отбросить.
«Идея и наполнение». О петровских реформах, их поверхностном и глубоком понимании.
«Гнев Дингры». Об отрыве дворянства от остального народа и Пугачёвщине как следствии этого.
«Послушный дракон». При Екатерине II Россия решила свои главные внешнеполитические задачи, впервые надёжно взяла в руки всё Поле, что тесно взаимосвязано со всё большим подчинением Жругра Навне; и Навна снова в раю.


Часть двенадцатая. «Воссоединение». Последние годы XVIII века — февраль 1917 года. Навна более всего озабочена внутренним воссоединением русского народа, страшно разобщённого социально и даже цивилизационно.

«Новая Европа». О развитии Европы и отставании России, необходимости перехода власти от дворянства ко всему народу.
«Тропа из рая в рай». Навна воображает светлое будущее, в котором каждый сам знает, чем может быть полезен России и трудится без принуждения, а власть избирается народом. Яросвет рисует схему поэтапного достижения этой цели.
«Французский костёр». О Великой Французской революции, Отечественной войне 1812 года и низвержении Наполеона.
«Светломир». Появление Светломира, его собственные мечтания и его реальное место в стратегии Яросвета. 1825 год — Светломир впервые всерьёз проявил себя в восстании декабристов.
«Чудо в Белогорской крепости». О глубоком расколе русского народа и ещё более глубоком его единстве — на примере «Капитанской дочки».
«Народ и простонарод». Навна посредством сна показывает одному мыслящему человеку разные идеалы, на которые равняются люди. Здесь впервые появляются Лжер и Лжерский мост.
«Две грани всенародности». После реформы 1861 года дворянство неуклонно теряет значение, власть рано или поздно окажется в руках всего народа — но он же к тому не готов; не готов даже сам Русомир, он слишком привык сваливать государственные дела на Жругра и Верхомира, его мышление слишком простонародно. Навна усиленно его воспитывает, стараясь превратить его из простонародного идеала во всенародный.
«Война за историю». Навна вопреки Светломиру и хаоссе внушает народу уважение к русской истории.
«Мерцающее будущее». Яросвет с Навной планируют переход России к республике через конституционную монархию.
«Красный жругрит». О марксизме и появлении марксистского жругрита, связанного с партией большевиков.
«Гибель монархии». 1905 — февраль 1917 года. Отставший от жизни романовский Жругр погиб — а с ним и монархия.


Часть тринадцатая. «Всенародное дело». Февраль 1917 — 1953 год. Навна с великим трудом приручает очень своевольного красного Жругра.

«Звёздный час Светломира». После гибели романовского Жругра русские боги возложили корону на красного жругрита — хоть он и связан с Гагтунгром, но эту связь можно оборвать, а прочие жругриты хуже. Красный Жругр за несколько лет победил братьев и прочно взял власть в свои лапы.
«Сталин». Гагтунгр рвётся к мировой революции и пытается использовать для этого красного Жругра, но тот, внимая предостережениям Яросвета и Навны, осторожничает. Приход к власти Сталина связан с относительным дистанцированием Жругра от Гагтунгра и Светломира; Жругр вообще делается намного самостоятельнее.
«Смысл пятилеток». Жругр по-прежнему лавирует между русскими богами, Гагтунгром и Светломиром. О первых пятилетках.
«Немецкий костёр». Разозлённый двусмысленным поведением Жругра Гагтунгр делает ставку на гитлеровского Фюринга. Тогда Жругр ещё более удаляется от Гагтунгра, старается (хоть и непоследовательно) встроиться в русскую тетраду. Ежовщина — апофеоз самостоятельности красного Жругра, не контролируемого ни светлыми силами, ни тёмными.
«Полёт к Берлину». В отчаянной ситуации, сложившейся летом 1941 года, Русомир и Жругр стали прислушиваться к Навне куда больше — и она оседлала наконец Жругра, — и через 4 года влетела на нём в метафизический Берлин.
«Миротворцы». После войны Гагтунгр пытается охомутать как Жругра, так и Стэбинга — на которого в итоге и делает ставку. Таким образом, Жругр и Гагтунгр опять становятся врагами.
«Взгляд сквозь стену». О создании «Розы Мира», её восприятии Навной и Жругром.
«Огненная черта». Об отражении Великой Отечественной войны в «Розе Мира».


Часть четырнадцатая. «Пещера хаоссы». 1953—1991 годы. Полёт Навны на непослушном красном Жругре.

«У Лжерского моста». Навна обдумывает, что делать дальше — ведь за предыдущие десятилетия ситуация изменилась радикально и стратегию надо серьёзно корректировать.
«Неудачный прогноз». О предсказаниях Даниила Андреева относительно ближайшего будущего как проявлении отрыва Светломира от жизни.
«Основа дружбы народов». Навна планирует будущее, где мир держится на дружбе народов.
«Впереди планеты всей». Русомир (вслед за Жругром) склонен уповать на мировую революцию, а Навна старается переключить его внимание на обустройство России.
«Русское и советское». О сложном переплетении русского самосознания с советским.
«Меньшее зло». Отец объясняет Навне неизбежность распада Советского Союза на национальные государства.
«К будущей Земле». Полёт Навны в Мире времени на непослушном Жругре — он тянет к коммунизму, она пытается направить его к русскому светлому будущему.
«Неукротимая Земля». О том, что не надо пытаться подчинить планету; Земля тут сравнивается с планетой Пирр из «Неукротимой планеты» Гаррисона.
«Призрак Торманса». О «Туманности Андромеды» и «Часе Быка»; чем-то очень важным нарисованная Иваном Ефремовым картина светлого будущего неприемлема для Навны, а чем-то — для Жругра.
«Одинокие паруса». О «Колыбельной для брата» Владислава Крапивина; о вечной войне за детей, которую ведут между собой Навна и хаосса.
«Восьмой Жругр». О крушении Советского Союза и замене красного Жругра новым.


Часть пятнадцатая. «Сейчас». После 1991 года. Навна приручает очередного Жругра.

«Бремя демократии». Навна с трудом ориентируется в изменившейся обстановке — в её планы не входил столь резкий переход к демократии. Ещё сильнее путаются новый Жругр и Русомир.
«Хаокр». Зато хаосса вырвалась на волю. О проникновении её во власть и создании ею там своего бастиона — Хаокра. Для обуздания хаоссы приходится давать больше воли Жругру, что потенциально опасно.
«Перед полётом». Навна готовится к очередному (но на сей раз очень серьёзному) полёту в светлое будущее.
«В светлом будущем». Самое начало XXI века. Навна улетела в Русь примерно середины нашего столетия и изучает её.
«Размышления в раю». Навна продолжает гулять по будущему, делая выводы. Наконец возвращается в настоящее — на котором теперь лежит отсвет чудесного будущего.
«Дингра во мгле». Навна общается с запутавшейся и всем недовольной Дингрой.
«Обычный необычный шаг». Навна убеждает Русомира в том, что русская история — цепь шагов к совершенству, так что и у Русомира позади уже много успешных шагов и теперь надо сделать всего лишь очередной такой шаг.
«Тупик глобализма». Метания Светломира, которого сейчас не преследуют — но зато всё больше попросту игнорируют.
«Неприкаянный Тукс». О том, как Яросвет с Навной пытаются внедрить в России Линукс по-своему, а Жругр по-своему, но всё упирается в безразличие Русомира.
«Единство истории». Навна разъясняет Русомиру единство русской истории, взаимосвязь эпох.
«Пусть будет сказка». Яросвет с Навной решают, что в земном мире нужна биография Навны, и думают, как это осуществить.


--------------------
Не пью, не курю, не смотрю телевизор, не пользуюсь Windows
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения

Ответить в эту темуОткрыть новую тему
( Гостей: 1 )
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 28.10.2021, 2:06